// // Дедушка без адреса

Дедушка без адреса

840
В разделе

Этого дома нет на картах. Нет его ни в генплане, ни в адресной программе. Его не найти с помощью спутников, не увидеть в Google Maps. Тем не менее, он существует, и в нём уже долгие годы живут люди – почти сто человек. Живут без адреса, без горячей воды, без канализации и без надежды на то, что их эфемерное существование, наконец, признают чиновники. Как водится, всё началось с благих намерений. Компания «Русский дизель» решила обеспечить своих сотрудников жильём. Дом операторов, как называют его местные жители, начали строить в середине 1990-х, в лесу неподалёку от промзоны на окраине Всеволожска. Здание обещали обеспечить необходимой инфраструктурой и подключить к коммуникациям. Но «Русский дизель» обанкротился. Пятиэтажка на 40 квартир к тому моменту была построена, но стояла без окон, без дверей, без отделки. Из коммуникаций – отопление, электричество и холодная вода. Сотрудники компании, которые числились в списке на получение квартир, решили привести жилище в порядок самостоятельно. Но это оказалось задачей непростой. Муниципалитет новый жилой объект признать отказался, официально его так и не сдали в эксплуатацию.

Этого дома нет на картах. Нет его ни в генплане, ни в адресной программе. Его не найти с помощью спутников, не увидеть в Google Maps. Тем не менее, он существует, и в нём уже долгие годы живут люди – почти сто человек. Живут без адреса, без горячей воды, без канализации и без надежды на то, что их эфемерное существование, наконец, признают чиновники.

Как водится, всё началось с благих намерений. Компания «Русский дизель» решила обеспечить своих сотрудников жильём. Дом операторов, как называют его местные жители, начали строить в середине 1990-х, в лесу неподалёку от промзоны на окраине Всеволожска. Здание обещали обеспечить необходимой инфраструктурой и подключить к коммуникациям. Но «Русский дизель» обанкротился. Пятиэтажка на 40 квартир к тому моменту была построена, но стояла без окон, без дверей, без отделки. Из коммуникаций – отопление, электричество и холодная вода. Сотрудники компании, которые числились в списке на получение квартир, решили привести жилище в порядок самостоятельно. Но это оказалось задачей непростой. Муниципалитет новый жилой объект признать отказался, официально его так и не сдали в эксплуатацию.

В итоге, большинство бывших сотрудников «Русского дизеля» продали свои квартиры в проблемном доме по цене ниже рыночной. Покупатели нашлись.

Борис Яковлевич, пожилой житель Дома операторов, рассказывает, что приехал в Петербург из Ульяновска – там и с работой, и с образованием дела обстояли плохо, а у него как раз подросли двое сыновей. Чтобы вселиться в двухкомнатную квартиру во Всеволожске, пришлось продать четырехкомнатную в Ульяновске. И взяться за работу.

«Начали доводить дом до ума, кто как может – где-то достали трубы, где-то рамы, где-то двери», – рассказывает он.

Дом окружали пески и болота. Жители сами договорились с заводом, расположенным по соседству, сами привезли грунт, сами сделали перед домом площадку.

Годы шли. Жильцам несколько раз отрубали электричество, и свои права на свет им приходилось отстаивать в прокуратуре. Из-за неправильного давления выходило из строя отопление, лопались электроводонагреватели. Газ, канализацию и горячую воду так и не провели.

Магазины, детсады, школы, поликлиники, библиотеки, кафе, любые признаки цивилизации – от всего этого жителей «несуществующего» дома отделяют километры. Увы, близостью к природе отрыв от цивилизации не компенсируется – кругом одни заводы. До ближайшего продуктового магазина – три километра. «Почтовый адрес нам присвоили. А дома нету! За квартиру мы платим, налоги платим, даже штрафы какие-то платили. А дома нашего нет ни в одном плане!» – говорит Борис Яковлевич.

Топографы и геодезисты, работавшие на местности пару лет назад, не на шутку удивились, обнаружив неопознанное строение. И ещё больше удивились, узнав, что в нём живут люди.

Управляющая ТСЖ «Дом оператора» Елена Хорошева демонстрирует многостраничные ответы местной администрации на просьбы официально ввести дом в эксплуатацию. Чиновники требуют длинный перечень документов (некоторые из них, например, разрешение на строительство, предоставить за давностью лет уже невозможно). В личной беседе поясняют, что дом без канализации и инфраструктуры принимать не будут (о том, чтобы провести пресловутую канализацию и сделать инфраструктуру речи даже не идёт). Елена Хорошева задаёт риторический вопрос: «И что местная администрация сделала для этого дома за последние пять лет?»

Результаты экспертизы, которую жильцы провели на свои деньги, показали, что дом имеет право на существование. Но они, похоже, никого не интересуют. Государственная жилищная инспекция «отбивается» тем, что вводить дом в эксплуатацию не компетентна. Если официально его нет, а люди существуют – может быть, стоит переселить их в «настоящее» жильё? Увы, пока это тоже вопрос риторический.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 04.09.2014 23:22
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх