// // Слово и дело-1

Слово и дело-1

517
В разделе

В дни блокады Ленинграда секретно-политическому отделу Управления НКВД пришлось отлавливать самых разнообразных гитлеровских пособников – от эстонских националистов до троцкистских вредителей

С первых дней войны немцы развернули против города на Неве психологическую войну, которая достигла невиданной остроты с началом блокады. На их стороне сражались голод, холод и страх, их оружием стали письма, листовки, слухи, распространяемые агентами и добровольными помощниками. С нашей стороны бойцами этой войны выступили сотрудники самого ненавистного и презираемого нынче отдела Управления НКВД – секретно-политического (СПО). От них зависело, сможет ли враг превратить жителей осажденного города в охваченное паникой стадо, или горожане сохранят дисциплину военного лагеря. Но это была лишь одна, и далеко не самая значительная часть работы отдела.

Ещё с довоенных времен немцы имели в Ленинграде немало агентов. Германское консульство усиленно занималось вербовкой советских граждан. На стороне врага готовились выступить и достаточно многочисленные группы, бывшие до тех пор «вещью в себе». В мирное время они поругивали советскую власть, а когда началась война, стали готовиться к тому, чтобы активно помогать захватчикам.

В одной из декабрьских сводок содержится запись, резко выделяющаяся среди прочих. Профессор ЛЭТИ Косман говорит: «Всё идет и движется так, как надо, и чем хуже, тем лучше. Им удалось увеличить норму хлеба за счет экономии, образовавшейся благодаря большой смертности в Ленинграде… Голод наш союзник. Пусть гибнут тысячи, десятки тысяч, и тогда город будет сдан немцам».

Это уже не голодное отчаяние. «Они» – это «большевистские» власти. А кто такие «мы»?

Публикуется в сокращении. Полный вариант текста напечатан в газете «Наша Версия на Неве», № 67, 09 - 15 марта 2009

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2013 19:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх