// // Любимые киллеры «Яблока»

Любимые киллеры «Яблока»

570
В разделе

Главный правозащитник «фруктовой» партии назвал убийство в центре Москвы народным правосудием

Расследование убийства бывшего командира 160-го танкового полка Юрия Буданова, застреленного 10 июня в Москве, только начинается, но версий выдвинуто уже несколько. Одни упоминают криминального авторитета Сашу Огонька, с которым Буданов якобы поссорился, отбывая срок за убийство чеченки Эльзы Кунгаевой, которую счёл вражеским снайпером. (Была она им или нет – неизвестно до сих пор). Другие туманно намекают на некие политические силы, использующие убийство для нагнетания обстановки в стране с целью то ли проведения «оранжевой революции», то ли установления «коричневой диктатуры». Самая распространённая и обоснованная версия – месть соплеменников Кунгаевой. Ведь не какие-то рядовые боевики, а сам глава Чечни Рамзан Кадыров неоднократно заявлял, что «пока Буданов существует, позор не снят с нас» и обещал «воздать ему по заслугам».

Тем не менее, в одном сторонники всех версий сходятся. Они считают, что совершено преступление, которое должно быть расследовано, и оправдания убийцам нет. Однако мнение одного, ранее широко известного в Санкт-Петербурге, а теперь почти забытого политикана оказалось несколько иным. В интервью агентству «Росбалт» бывший депутат Государственной Думы от гайдаро-чубайсовского «Демвыбора России», а теперь лидер «правозащитной фракции» «Яблока» Юлий Рыбаков заявил, что: «Даже если убийство Буданова — это «чеченский след», то граждан Чечни вполне можно понять в этой ситуации. Зверюга, палач, на совести которого не одна замученная девушка и многие другие преступления, благодаря попустительству судебной системы и высоким покровителям, гулял на свободе. Это называется народное правосудие».

Попытаемся проанализировать этот текст. Если отбросить предположение, что Рыбаков давал интервью, напившись в стельку, и у него двоилось в каждом глазу, непонятно: каким образом одна Эльза Кунгаева превратилась в несколько замученных девушек?

Далее, неясно, о каком попустительстве судебной системы идёт речь, если Буданов получил за убийство 10 лет и отсидел из них 8 с лишним? Даже известный оппозиционер и бывший член «Яблока» Алексей Навальный по этому поводу справедливо отметил, что примерно столько у нас за убийство и сидят, а потому нельзя считать, что суд благоволил к покойному.

Не менее странен и тезис про «многие другие преступления» Буданова. В правовом государстве, сторонниками которого вроде бы объявляют себя члены «Яблока», преступником любого человека может назвать только суд, а без его решения можно лишь что-то предполагать. Например, сам Рыбаков, некогда получивший срок за кражу – мелкий уголовник, поскольку так решил суд, и решение это не отменено. Однако назвать Юлия Андреевича и другого «яблочного» правозащитника Сергея Ковалёва подельниками Дудаева, Басаева и Радуева мы не можем. Да, они многократно выступали в защиту дудаевской Ичкерии, а Ковалёв даже сравнил Басаева с Робин Гудом, но судебного решения, объявляющего сладкую парочку пособниками чеченских террористов, до сих пор нет.

По теме

Даже стукачом КГБ бывшего депутата назвать сейчас нельзя. Да, известный советский диссидент Лев Волохонский рассказывал, как Рыбаков едва ли не сразу же после отправки на зону был расконвоирован и жил за её пределами, но даже употребляемые им определения «голимый мент и по жизни козёл» не могут компенсировать отсутствия опубликованных документов о сотрудничестве с органами. И точно так же интернетные сплетни о зверствах Буданова не есть судебный приговор.

Но самое интересное в рыбаковском заявлении – это термин «народное правосудие». В истории известно, что прилагательное «народный» в таком контексте использовали радикальные коммунисты и нацисты, противопоставляя свои органы юстиции замшелой машине правопорядка буржуазного государства. «Народной расправой» назвал свою организацию идеолог казарменного коммунизма Сергей Нечаев, убивший от имени народа несогласного с ним студента. «Народными» назывались суды в Советском Союзе. В гитлеровской Германии после того, как обычный суд не смог доказать вину болгарского коммуниста Георгия Димитрова в поджоге Рейхстага, 25 апреля 1934 года была создана Народная судебная палата, в ускоренном порядке рассматривающая дела о политических преступлениях. Наконец, террористы-леваки из итальянских «Красных бригад», похитив бывшего премьер-министра Италии Альдо Моро, назвали конспиративную квартиру, где содержался пленник, «народной тюрьмой», а потом пристрелили синьора Моро, как угнетателя народа.

Очевидно, что гражданин Рыбаков, лишь по недоразумению считается либералом и правозащитником. На самом деле подобное отношение к правосудию, свойственно исключительно ультралевым и ультраправым движениям, которые что бы оправдать своё право на самосуд объявляют себя истинными представителями народа, а прочих его врагами. Поскольку в данном случае наблюдается идеологическое обоснование расправы со стороны чеченских экстремистов, стоит подумать: можем ли мы назвать видного «яблочника» идеологом вайнахского нацизма?

Николай Охотин

Полный вариант текста напечатан в газете "Наша Версия на Неве" № 181, 20 - 26 июня 2011

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2013 19:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх