// // Неуязвимый адвокат Игорь Макаров разбирается с рейдерами, бандитами, силовиками и однокурсниками Путина

Неуязвимый адвокат Игорь Макаров разбирается с рейдерами, бандитами, силовиками и однокурсниками Путина

3017

Кто мошенничал в "Кремле"?

3
В разделе

Среди питерских адвокатов встречаются удивительно колоритные персонажи. Например, покойный криминальный авторитет Руслан Коляк (Лупатый) помимо адвокатского удостоверения прославился своей исключительной живучестью. Лишь с десятой попытки киллерам удалось прикончить господина Коляка, всадив в уважаемого юриста сразу пять пуль. Казалось, второго столь же экзотического защитника не сыскать… Однако питерская земля не скудеет талантами.

По части покушений на свою персону член адвокатской коллегии «Константиновская» Игорь Макаров вполне может поспорить с покойным Лупатым – его точно так же били, резали и, конечно, расстреливали из автоматического оружия. Об авторитетных связях и говорить нечего: стоило бывшим клиентам Игоря Алексеевича усомниться в размере сумм, которые они должны ему выплатить, и обвинить юриста в мошенничестве, как они сами получили уголовное дело о вымогательстве.

Согласно версии СКП РФ, некоммерческая организация «Морские лоцманы Санкт-Петербурга» во главе с Владимиром Егоркиным, задолжав ряду питерских фирм 24 миллиона рублей, стала угрожать кредиторам расправой. Среди объектов рэкета оказалась и «Константиновская», с которой поступили суровее всего – 15 марта 2009 года боевики Абрамов и Трофимов подкараулили господина Макарова у подъезда, и Абрамов жестоко исполосовал ему живот ножом.

Москвичи тасуют дело

«Лоцманы Санкт-Петербурга» – очень влиятельная корпорация, которая в конфликте с покушающимся на часть их доходов министерством транспорта РФ дошла до Конституционного Суда, и Минтрансу пришлось отступить. Разобраться, кто прав и кто виноват в споре между сторонниками адвоката Макарова и друзьями лоцмана Егоркина, нелегко. Одни требуют должок за адвокатские услуги, другие утверждают, что никакого долга нет, а под видом его выбивания имеет место попытка захвата автономной некоммерческой организации (АНО) «Морские лоцманы Санкт-Петербурга». Арбитражный суд поначалу поддержал адвокатов, но затем задолженность лоцманов перед макаровским «Институтом труда и права» была признана мнимой, а Кировский районный суд отменил ряд решений коллег из арбитража.

Судя по всему, какие-то услуги «Константиновская» знатокам рифов и фарватеров оказывала, и оплачены они были не полностью. Сам Егоркин признаёт, что в 1996-2004 годах Макаров помогал его сподвижникам, причём два последних года не имелось возможности оплачивать работу. Долги признавали по суду, чтобы адвокаты имели гарантии возврата суммы даже при ликвидации организации. Далее егоркинская версия звучит романтично. Якобы противник, ссылаясь на связи с великим и ужасным Владимиром Кумариным-Барсуковым и имевшую место встречу с его партнером по тамбовской ОПГ Вячеславом Дроковым, ультимативно потребовал перечислять по 2 миллиона рублей в месяц. Деньги на счета «Константиновской» шли до августа 2006 года, потом лоцманы взбунтовались, но Макаров, как уверяет Егоркин, выдвигал все новые и новые ультиматумы.

Юристы «Константиновской» придерживаются прямо противоположной версии событий. По их мнению, Игорь Макаров долгие годы вел все правовые дела лоцманов, а к конфликту привел отказ оплатить его работу. На стороне попытавшегося ликвидировать долг силовым путем Егоркина выступили бизнесмен Юрий Усанов и экс-руоповец Новиков, весьма настойчиво предлагавшие в гостинице «Кемпински» Макарову оставить свои миллионные претензии за 400 тысяч долларов компенсации. Цитируя пересказ разговора, «полностью выйти из темы». Отказ Макарова, по его словам, повлек за собой угрозы, шантаж и попытку убийства, благодаря чему адвокат и получил ножевое ранение.

По теме

Независимо от того, чья версия будет доказана в суде – конфликт оказался настолько заметным, что дошёл до федерального уровня. Если первоначально расследованием занимались питерские следователи, то вскоре «дело лоцманов» стало раскручивать высшее руководство СКП. По информации Егоркина, 6 ноября 2007 года Игорь Макаров по факсу отправил своему старому приятелю начальнику Главного следственного управления Дмитрию Довгию заявление о вымогательстве, которое в тот же день зарегистрировали. И уже через три дня Довгий передал документ следователю Олегу Пипченкову, которого читатели «Нашей Версии на Неве» знают по истории рейдерского захвата Фрунзенского плодоовощного комбината группой авторитетного бизнесмена Михаила Слиозберга (Миши Купчинского). В процессе выяснения отношений с адвокатом Макаровым засветился силовик Новиков, фигурировавший в материалах по ФПК и, по мнению следствия, тесно связанный со Слиозбергом. С тем же Мишей Купчинским, как сообщалось в СМИ, хорошо знаком и господин Усанов. Эти факты дали формальный повод первоначально заняться «делом лоцманов», как составной частью большого дела о Фрунзенской овощебазе.

Вскоре Владимир Егоркин попал под стражу, и хотя господин Пипченков был с изрядным скандалом отстранён от питерских расследований, а гражданин Довгий осуждён на 9 лет за получение взятки в 750 тысяч евро, на судьбу лоцмана это не повлияло. Его защитники, рассказывая о групповых визитах следственной бригады на судебные слушания, задают вопросы о психологическом давлении на суд. Перечисляют и различные формальные нестыковки в аргументах обвинения: если верить следствию, Макарова ударили ножом один раз, но на его рубашке обнаружили целых 4 дырки, зато на пальто – ни одной. Когда защита обратила внимание суда на столь загадочное явление, в заседании объявили перерыв, после которого соответствующий разрез якобы странным образом появился.

Так это или нет, судить трудно. Но подобные факты никак не отменяют ни многочисленных покушений на Макарова, ни возможной причастности к этим покушениям бывших клиентов. Тем более, обвиняемые меньше всего напоминают беспомощных овечек.

Фиаско строителя дамбы

Как уже сообщалось, среди фигурантов оказался чрезвычайно авторитетный директор ОАО «Трест механизации строительных работ» (ТМСР) Юрий Усанов.

Встречаясь с нужными людьми, Юрий Борисович любил представляться в качестве «человека, который строит дамбу». И это – сущая правда, ведь грандиозное сооружение кормило уже не первое поколение семьи Усановых. Отец Юрия Борисовича, бывший работник Ленинградского горкома КПСС, советник вице-губернатора Санкт-Петербурга Юрия Молчанова, руководил управлением «Ленморзащита», которое и раздавало заказы строителям дамбы.

Заказами этими очень интересовались покойный криминальный авторитет Константин Яковлев (Костя Могила), пока живые Андрей Мироедов (Мирыч) и Михаил Слиозберг, а также ряд других не менее достойных братков. Некоторые из этих серьёзных людей не любили Юрия Борисовича, другие, подобно Мише Купчинскому, установили с ним дружеские отношения. Так что весьма вкусные подряды постоянно оказывались в руках Усанова-младшего, который, впрочем, за это едва не поплатился жизнью. В январе 2004 года под джип дамбостроителя заложили заряд взрывчатки, эквивалентный килограмму тротила, и лишь бдительность охранников помогла хозяину автомобиля сохранить свою жизнь.

К жертве несостоявшегося покушения у правоохранительных органов накопилось немало вопросов. В ходе прокурорских проверок было установлено, что не чуждые нашему герою ОАО «ТМСР», ОАО «Транспорт» и «Ленинградское строительно-монтажное управление» незаконно контролируют ряд обеспечивающих строительство дамбы объектов. И отказываются освободить их, несмотря на юридическую ничтожность договоров аренды. При этом, если верить проектной организации «Инчпроект-флот», управлявшиеся усановцами причалы находились в аварийном состоянии. Учитывая заходы к этим причалам многочисленных нефтеналивных судов, можно признать большой удачей, что дело пока не кончилось экологической катастрофой в духе разразившейся недавно в Мексиканском заливе.

По теме

Но все претензии были, похоже, глубоко фиолетовы «человеку, который строит дамбу» - в силу наличия глубоких тылов. Наряду с горкомовским папой Усанов-младший имеет немало влиятельных знакомых, часть из которых возможно отследить по постоянным совместным поездкам, полетам и визитам. Среди попутчиков Юрия Борисовича: начальник Северо-Западного окружного управления Ростехнадзора Константин Сапрыкин, экс-милиционер, крупный бизнесмен и депутат Государственной Думы от ЛДПР Андрей Лебедев, а также небезызвестный депутат Законодательного Собрания Ленобласти Юрий Пахомовский. В списке имеются и другие фамилии, включая полного тезку авторитетного бизнесмена Назима Султанова, известного тем, что, застраивая арендаторов в ходе конфликта вокруг фирм «Инвест-Сервис» и «Комби Стар», ссылался на самого начальника петербургского ГУВД Владислава Пиотровского.

Казалось, при таких связях не страшны ни бандиты, ни прокуроры. Но стоило адвокату Макарову заявить о рэкете, как гражданин с дамбы оказался задержан вместе с бывшим ментом Новиковым. Предположительно одолживший Усанову господина Новикова и прочих лиц Михаил Слиозберг вместо доли в лоцманских доходах получил федеральный розыск и собственный побег из России в Израиль. К депутату Лебедеву у органов претензий пока нет, но процесс рискует затянуться, а до сложения Андреем Ярославовичем парламентских полномочий осталось не так много времени.

Тамбовский след питерского юриста

Кто же такой Игорь Макаров, сумевший столь радикально разобраться с авторитетными конкурентами? Так как Игорь Алексеевич не ответил на письменный запрос редакции, для реконструкции его жизненного пути пришлось воспользоваться критически рассмотренными показаниями Владимира Егоркина и оперативными архивами.

Независимо от достоверности историй о Дрокове и Кумарине, давние околотамбовские контакты в окружении Игоря Алексеевича действительно прослеживаются. Речь идёт о страховом обществе «Вирилис», услугами которого Макаров, по словам Егоркина, уговорил лоцманов воспользоваться в 1990-е годы. Хозяин «Вирилиса» Кирилл Садчиков был представлен как крупный авторитет, мать которого якобы работала в ФСБ, а отец – в Горном институте ректора Владимира Литвиненко. Впоследствии лоцманы не нашли общего языка с господином Садчиковым, и последний нагрянул к ним в офис во главе вооруженной группы. Макаров же умыл руки и, по словам застрахованных, заявил, что помочь не может.

Верится с трудом, если вспомнить, что связь у юриста и боевого страховщика – очень давняя. Например, в конце 1994 года их фамилии звучали рядом в связи с похищением директора фирмы «Северная пчела» Билевича, у которого вымогали 500 миллионов додефолтных рублей. Коммерсанта обнаружили в офисе «Вирилиса» вместе с его сотрудником Фофановым, менеджером Балтийской строительной компании Шашуновым, у которого пытались отобрать фирму, и попавшим в зиндан из-за отказа выдать 2 штуки баксов за поцарапанное бандитское авто гражданином Жир. Пленников освободили, Макаров и его партнер ограничились отсидкой в течение нескольких месяцев в «Крестах».

В начале 90-х Кирилл Садчиков неоднократно задерживался со стволами и наркотиками, подозревался в грабеже и убийствах, получил 2 года за незаконное хранение оружия и, подобно Михаилу Глущенко (Мише Хохлу), Вячеславу Шевченко (Дяде Славе) и другим видным тамбовцам, баллотировался в Государственную Думу от ЛДПР. Кончилась жизнь Садчикова 15 ноября 2001 года в ресторане «Сёгун», где бизнесмена ликвидировали вместе с представителем банка «Зенит» Олегом Пелиным. Преступники не найдены до сих пор.

Считается, что покойные обсуждали проблемы раздела активов Балтийской Финансово-Промышленной группы, жертвами которого стало довольно много людей. Но интересно, что немногим ранее – 28 апреля 2000 года, был расстрелян главный бухгалтер «Института труда и права» Виталий Долматов. Арестованный уже после инцидента в «Сегуне» убийца Долматова назвал заказчиком преступления мёртвого Садчикова. Причем стрелок настаивал, что обознался, когда открыл огонь по главбуху, потому что целью был не он, а хозяина машины. Которым оказался не кто иной, как возглавлявший Институт адвокат Игорь Макаров.

По теме

После этой кровавой истории возникло подозрение, что Садчикову мстили за попытку прикончить бывшего друга, причём мстили люди профессиональные и серьёзные. Допустив наличие за юристом подобных персонажей, мы можем предположить, каким образом он получил выход на второго человека в СКП РФ.

Многоликие Ивановы

До недавнего времени ближайшим партнером Макарова был Константин Викторович Иванов. Этого юриста упорно подозревают в родственных связях с бывшим заместителем главы президентской администрации, а ныне главой Госнаркоконтроля, кадровым чекистом Виктором Петровичем Ивановым. Если предположить, что эти господа не просто однофамильцы, можно поразмышлять об обширных контактах в правоохранительных органах, которые Иванов-старший имел возможность передать младшему.

Неуязвимость Макарова и Иванова, помимо истории с Садчиковым, демонстрирует не менее странный эпизод, имевший место в апреле 1996 года.

Согласно архивной справке, 4 апреля пятеро братков похитили президента страховой компании «Кремль» Константина Иванова, затащили его в «Жигули» под номером 68-13 ЛЕЕ и заставили подписать платёжное поручение на 400 миллионов рублей. Затем они же вызвали на встречу вицепрезидента «Кремля» Макарова, но тот обратился в РУОП, и бандитов повязали. Прошло всего четыре дня, и в тот же РУОП поступило заявление от гражданина Анатолия Шестерюка, который сейчас возглавляет Росимущество по городу Москве. Анатолий Степанович сообщал, что он и его партнер Владимир Евсегнеев, узнав, что в «Кремле» мошенничают, вышли из состава учредителей этой компании, после чего президент с вицепрезидентом начали им угрожать.

Однако запросу так и не дали ход, хотя господин Шестерюк и до своей федеральной карьеры был достаточно влиятельной персоной. Учился на юрфаке Ленинградского Государственного университета вместе с Владимиром Путиным, вместе с Евсегнеевым засветился в скандальных разборках вокруг компании «Ленфинторг». По данным интернет-ресурса Конкретно.ру, именно возглавляемое ими ООО «ЮРЭКО» представило в Арбитражный суд Петербурга довольно странные договоры, что дало возможность Владимиру Кумарину-Барсукову стать основным кредитором «Ленфинторга», а затем успешно распродать часть его имущества. Почти одновременно появилась оперативная информация о причастности «ЮРЭКО» к манипуляциям с бюджетными средствами вокруг дамбы, но и тут, как и в истории с «Ленфинторгом», доказать ничего не удалось. Тем более, что информированная совладелица «ЮРЭКО» Аделина Шугалей была убита в 2002 году.

В споре с противником уровня Шестерюка скромные адвокаты Иванов с Макаровым оказались весомее. Точно так же, как в конфликте с Егоркиным-Усановым, истории с Садчиковым и разборке с шайкой похитителей. Однако счастье никогда не бывает вечным, и после лоцманских историй в жизни Игоря Алексеевича наступила чёрная полоса. Адвокатская палата Санкт-Петербурга пытается лишить его права на адвокатскую деятельность, и, возможно, этим неприятности юриста не кончатся.

Другое дело, что обвиняемым по «делу лоцманов» это не обязательно поможет. Как ни крути, покушения на Макарова были, и значит, за них обязательно кого-нибудь посадят.

Публикуется в сокращении. Полный вариант текста напечатан в газете "Наша Версия на Неве" № 129, 07 - 13 июня 2010 г.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2013 19:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх