// // Сказал в морг, значит – в морг!

Сказал в морг, значит – в морг!

962
В разделе

Участник ОПГ «банды санитаров» рассказал, как убивали юриста питерского олигарха Игоря Минакова «Романтичная» профессия «санитар морга» некогда прочно ассоциировалась в людской молве с организованной преступностью. Заметим, небезосновательно. Только за прошедшее десятилетие в криминальных сводках СМИ мелькало целых три «дела санитаров». Однако этот случай – особый. Начать с того, что расследование серии резонансных убийств, которые осуществлялись под руководством бывшего старшего санитара Городского патологоанатомического бюро Валерия Бурыкина, длилось более десяти лет. И даже легло в основу одноимённого фильма. В 2006 году на зону отправились основные участники банды. Но часть совершённых ими тяжких и особо тяжких преступлений до сих пор не раскрыта. Теперь Санкт-Петербургский городской суд преступил к рассмотрению материалов, выделенных в 2005 году из основного «дела санитаров». На скамье подсудимых вновь оказался глава ОПГ Валерий Бурыкин и его подельник – Алексей Чабан. В ходе следствия «главный санитар», ранее приговорённый к шестнадцати годам «строгача», отказался давать показания, сославшись на 51-ю статью Конституции и свою невиновность... Их ввели в зал почти одновременно – огромного, буравящего пространство тяжелым взглядом Алексея Чабана и невысокого, с лоском, в костюме и чёрных очках Валерия Бурыкина. Говорят, что Чабан – один из немногих, кто остался предан бывшему «дону». Часть сообщников отправилась на тот свет, кто-то «уехал» – в зону, а оставшиеся «сдали» его правосудию.

Участник ОПГ «банды санитаров» рассказал, как убивали юриста питерского олигарха Игоря Минакова «Романтичная» профессия «санитар морга» некогда прочно ассоциировалась в людской молве с организованной преступностью. Заметим, небезосновательно. Только за прошедшее десятилетие в криминальных сводках СМИ мелькало целых три «дела санитаров». Однако этот случай – особый. Начать с того, что расследование серии резонансных убийств, которые осуществлялись под руководством бывшего старшего санитара Городского патологоанатомического бюро Валерия Бурыкина, длилось более десяти лет. И даже легло в основу одноимённого фильма. В 2006 году на зону отправились основные участники банды. Но часть совершённых ими тяжких и особо тяжких преступлений до сих пор не раскрыта. Теперь Санкт-Петербургский городской суд преступил к рассмотрению материалов, выделенных в 2005 году из основного «дела санитаров». На скамье подсудимых вновь оказался глава ОПГ Валерий Бурыкин и его подельник – Алексей Чабан. В ходе следствия «главный санитар», ранее приговорённый к шестнадцати годам «строгача», отказался давать показания, сославшись на 51-ю статью Конституции и свою невиновность...

Их ввели в зал почти одновременно – огромного, буравящего пространство тяжелым взглядом Алексея Чабана и невысокого, с лоском, в костюме и чёрных очках Валерия Бурыкина. Говорят, что Чабан – один из немногих, кто остался предан бывшему «дону». Часть сообщников отправилась на тот свет, кто-то «уехал» – в зону, а оставшиеся «сдали» его правосудию.

Обличительные показания в свой адрес Бурыкин слушал, напряжённо улыбаясь. Однако уже к концу заседания гримаса почти болезненно кривила его рот, переходя в бессильное закусывание губ. В возмущении он несколько раз хлопнул себя по голове.

«Бурыкин, вы чего там… мне, что ли стучите?» – крикнула подсудимому судья Галина Пономарёва. «Нет, как можно…голова просто разболелась… от всего этого».

В 2007 году глава «санитаров-убийц» скрывался от Фемиды за рубежом (по другой версии, он стажировался, работая санитаром в разных моргах) и при переходе австро-венгерской границы был задержан. Говорят, что незадолго до этого беглец просил политического убежища в Венгрии. Но ему отказали. По возвращении в Россию Валерий Бурыкин был приговорён к шестнадцати годам колонии строгого режима.

Теперь бывшему главе ОПГ и его подельнику предъявлено обвинение в совершении ещё трёх убийств: адвоката Евгения Соловьёва, санитара Романа Архипова и юриста Алексея Храпунова. Оставшийся на свободе соучастник всех этих преступлений, санитар Александр Сыров, любовался на своего бывшего «патрона» из «зрительской» части зала. Он не танцевал в церкви и не кидал в полицию лимоном, а убил трёх человек. Поэтому заключил досудебное соглашение со следствием и «удобства» СИЗО ему заменили «либеральной» подпиской о невыезде. Под пристальными взглядами бывших подельников Сыров перевернул очередную страницу жизни «Бандитского Петербурга». По окончании его рассказа двое в «аквариуме» не выдержали. «Что я тебе лично сделал?!» – глухо прорычал Чабан. Валерий Бурыкин был более сдержан. С достоинством поправив очки, он обратился к суду: «Я хочу знать одно: почему этот человек сейчас сидит не с нами?»

По теме

«Начало санитаров»

Лично для Александра Сырова знакомство с «санитарной кухней» началось в 1995 году, когда он устроился на работу в Городское паталогоанатомическое бюро (ГПАБ). Про деньги тогда он ещё не спрашивал.

«Моим непосредственным руководителем оказался Сергей Ефимов. Потом, правда, выяснилось, что есть ещё один человек… Но тогда я знал Валерия Бурыкина как администратора по младшему персоналу», – вспоминал Сыров под «прицелом» чёрных очков главного фигуранта своего рассказа.

Между тем, посвящение в криминальное прошлое произошло весной 1996 года именно с благословления последнего. Внезапно парню предложили поработать на благо «родного» морга. Оказалось, что в ГПАБе существует неформальная организация, которая занимается силовой поддержкой и оказанием физического воздействия на людей. Негласный глава этой организации – Валерий Бурыкин. Его «правая рука» – Алексей Чабан. «Торг» при приёме на работу не допускался.

«Мы с приятелем спросили, сколько нам будут платить за членство в «организации», но Сергей Ефимов сказал, что такие вопросы могут плохо закончиться. В общем, мы подумали и согласились… Деятельность «организации» заключалась в устранении неугодных и неформальном «решении» проблем. Дело в том, что в системе ГПАБ огромные денежные потоки шли «мимо кассы». Ведь масса услуг, вроде одеть-загримировать труп, оказывалась тогда нелегально. Все «левые» деньги (в середине 2000-х годов «левак» достигал 1,5 млн рублей в месяц с одного морга – РЕД.) проходили по «чёрной схеме». Соответственно, могли найтись люди, которые угрожали этой системе. Первое задание не заставило долго ждать. 7 июля 1996 года ко мне приехал Сергей Ефимов и сказал, что есть человек, который может создать проблемы всей «организации». И мы должны его убить».

Отметим, что сам Сергей Ефимов стал жертвой своих же «коллег» уже через пять лет. Предчувствуя скорый конец, он написал предсмертное письмо, в котором озвучил имя организатора серии убийств – Валерия Бурыкина. Фактически именно это письмо стало началом конца «банды санитаров». Сам Ефимов был убит киллером в подъезде своего дома на проспекте Культуры. Его супруга выжила и впоследствии опознала в стрелявшем главного санитара ГПАБ – Алексея Чабана. Одна из наиболее правдоподобных версий преступления – Бурыкин решил избавиться от партнёра, с которым когда-то вместе создал схему теневого «околотрупного» бизнеса.

Евгений Соловьёв

«Только впоследствии я узнал, что «человек, создающий проблемы», был адвокат Евгений Соловьёв, – продолжил рассказ Сыров. – «Инструкции» на его счёт получил Алексей Чабан, на следующий же день мы приехали к дому будущей жертвы и поднялись к нему на этаж. План убийства был такой: на выходе из лифта я перекрываю Соловьёву дорогу, а мой сообщник бьёт сзади его по голове арматурой. Так и сделали. Увидев адвоката с балкона, мы приготовились к «встрече». Я загородил мужчине дорогу, а Чабан три или четыре раза ударил его арматурой по голове. Покончив с ним, мы поднялись на крышу и спустились вниз через соседнюю парадную. Сам Бурыкин, внимательно выслушав наш отчёт, вытащил две пачки денег и сказал нам съездить отдохнуть. Я пересчитал свою сумму. В пачке оказалось 600 долларов. Это было примерно в шесть раз больше моей заработной платы».

Адвокат скончался в больнице спустя несколько часов. Дело долго висело «глухарём», а в 2001 году упоминание об этом убийстве было обнаружено в предсмертной записке Сергея Ефимова. По версии следствия, основным мотивом преступления стало оказание адвокатом помощи главе Городского патологоанатомического бюро Георгию Ковальскому в установлении единоличного контроля над системой ГПАБ и устранения влияния ОПГ на деятельность бюро.

Роман Архипов

«Архипов устроился на работу осенью 1996 года. Позже нас с ним перевели в больницу Святого Георгия, и уже к этому времени все санитары стали посещать спортивный клуб – так требовал Бурыкин. Проблемы с Архиповым начались в середине 1998-го года, когда он начал уклоняться от тренировок и странно себя вести. Он постоянно занимал деньги в долг, мог уснуть на работе прямо с сигаретой во рту. Мы всё чаще стали замечать, что он вроде как в наркотическом состоянии, и в итоге перестали с ним общаться. Деньги, которые Архипов собирал с моргов, однажды пропали, однако он сам сослался на ограбление. С тех пор ему выплачивали не больше четверти зарплаты – всё остальное уходило на погашение долга».

«Приговор» Роману Архипову был приведён в 1999 году. На суде Сыров припомнил, что однажды глава ОПГ велел «ударной команде» санитаров выехать на задание. При этом якобы прозрачно намекнул: Архипов с «задания» не вернётся.

«Мне было поручено купить шприц с героином, чтобы инсценировать «передоз»…Место для убийства мы нашли за городом. Архипов полагал, что едет на задание, поэтому не сразу заподозрил неладное. Мы окружили его и стали предъявлять претензии – вроде как он наркоман и всех подводит. Потом Чабан ударил его несколько раз кастетом по голове. Ефимов достал ремень и накинул на шею Романа и начал душить. Я же в это время вкалывал героин…».

Роман Архипов выполнял роль куратора, собирая деньги с моргов. Свои «служебные» обязанности он совмещал ещё с одной – был негласным телохранителем Бурыкина. Его тело, засыпанное листьями, обнаружили жители Ленобласти несколько месяцев спустя. Участники убийства утверждают, что «курьер» представлял опасность для «организации», скатываясь в наркотический дурман. В качестве мотива убийства Архипова следователи рассматривали угрозу слива информации «под кайфом» о деятельности всей банды, которую санитар представлял для Валерия Бурыкина.

Алексей Храпунов

«Всё пошло не так. С самого начала. Я ударил Храпунова в лицо, но тот внезапно устоял. Оторопев, я некоторое время пребывал в шоковом состоянии. У Чабана был с собой нож, однако неожиданно Храпунов начал отбиваться дипломатом. Мне пришлось броситься к нему в ноги и повалить его на землю. Чабан сел сверху и начал наносить удары ножом. В пылу он резанул мне по ноге, но это я увидел только потом, когда бежал к машине».

Адвоката убивали на глазах у всего двора. Следствие полагает, что преступление было совершено под угрозой раскрытия преступлений, совершённых ОПГ. Впрочем, есть и другая версия. Говорят, что Алексей Храпунов представлял интересы некой группы, намеренной конкурировать с Валерием Бурыкиным за влияние вокруг Бюро судебно-медицинской экспертизы (БСМЭ). Конкурировать, как подчёркивают, не выходя за рамки закона. Однако разобрались с ним в стандартном формате.

Имя Храпунова связывают также с создателем концерна «Защита», олигархом Игорем Минаковым. Якобы последний периодически прибегал к услугам Алексея Храпунова и его партнёра Дмитрия Соболева. Что особенно любопытно, последний был «устранён» в августе 2007 года. Одна из версий – из-за некачественного юридического сопровождения уголовного дела в отношении членов банды Бурыкина. Однако его убийство пока «висит» в перечне нераскрытых дел питерских санитаров.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 07.03.2014 04:23
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх