// // Художник Ольга Лаврентьева показала «Нашей Версии на Неве» фрагменты своей новой работы – графического романа о блокаде

Художник Ольга Лаврентьева показала «Нашей Версии на Неве» фрагменты своей новой работы – графического романа о блокаде

3015

«Сурвило»: ленинградский семейный эпос о блокаде и не только

7
В разделе

В дни 75-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады анонсирован выход романа «Сурвило». Над книгой объёмом в 300 страниц Лаврентьева работала полтора года. Это семейный эпос, охватывающий период от 1930-х годов до настоящего времени, центральной страницей которого являются годы Великой Отечественной.

Имя петербургского художника Ольги Лаврентьевой достаточно хорошо известно, как в России, так и за рубежом. Заявила о себе она в 2015-ом году книгой «Непризнанные государства», включающей 11 рисованных историй о разных удивительных сепаратистских проектах – от республики Фиуме итальянского футуриста Габриэле Д Аннунцио начала 20-х годов до республики Старый сухарь, которую сама Ольга с братом в детстве придумали на даче под Приморском. Продолжила объёмным готическим детективом «Шув» – полным чёрного юмора воспоминанием о Петербурге конца 1990-х годов, где дети играют в чеченских террористов и новых русских, а потом расследуют убийство.

Тема блокады в определённой степени затерта неизбежным, конечно, в таких случаях официозом. Блокадников остаётся всё меньше, и не очень понятно, как именно преподносить её детям и подросткам. Ленточки, стихи о победе и парад – это хорошо и правильно, но обо всем ужасе и величии не имевшего в истории аналогов события непосредственного впечатления не даёт. А «Сурвило» – даёт.

Тем, кто считает рисованные истории развлекательным жанром, стоит познакомиться с этой книгой: как постепенно от голода атрофируются у молодой девушки, работающей санитаркой в больнице, обычные человеческие инстинкты, как она в одиночку разбирает сарай с трупами умерших за зиму больных и разговаривает с ними «ну что ты примёрз, поднимайся давай», как помогает ловить диверсанта и видит лицо врага, когда того ведут на расстрел… И это не выдуманные истории. Та девушка жива, сегодня именно на её рассказах, а также на исторических документах основано произведение.

Корреспондент «Нашей Версии на Неве» побеседовал с Ольгой Лаврентьевой об этой книге.

– Почему автор полушутя называет Сурвило «ватническим эпиком»?

– Графический роман «Сурвило» основан на воспоминаниях моей бабушки Валентины Викентьевны Сурвило. Она пережила репрессии 1937 года, ссылку, а потом блокаду Ленинграда, потеряла всех близких.

Её судьба во многом типична для того поколения. Самый ценный источник информации о сложном, страшном, грандиозном времени – это рассказ очевидицы событий, дожившей до наших дней. Книга охватывает период с начала 1930-х до наших дней, в ней будет война, любовь, сила, отвага, и страх тоже. Поэтому я иногда называла историю «ватническим эпиком», но неожиданно такая формулировка многим очень понравилась. В первую очередь это книга о женщине. Роман выйдет в марте в издательстве «Бумкнига».

– В романе переплетаются тема войны и репрессий. Неужели Ольга Лаврентьева реально работала с документами в архивах ФСБ? Рисовала их, фотографировала? Как протекал сам процесс и насколько легко оказалось получить к ним доступ?

– Собирая материал для книги, я действительно ходила в архив ФСБ – изучать уголовное дело своего прадеда Викентия Сурвило, рабочего-мастера на Канонерском заводе, убеждённого коммуниста, который был арестован и расстрелян в 1937 году как «враг народа», впоследствии – в 1958 году – реабилитирован.

По теме

По этому делу арестовали большую группу людей. Материалы давно рассекречены, граждане могут обратиться с запросом и прийти знакомиться с документами, получить их копии. Но всё оказалось сложнее. Дело мне не дали посмотреть целиком. Страницы, не относящиеся к Викентию Казимировичу, были закрыты бумажками, скрепками… Отодвинуть и подсмотреть – нельзя! Причина – «нельзя раскрывать личные данные других участников процесса»… Фотографировать запрещено.

Всё, что возможно, я выписала и зарисовала. И составила примерную картину произошедшего. В роман «Сурвило» вошли далеко не все документы. Об этом деле я собираюсь отдельную статью написать.

– Как реагируют пользователи сети, куда выкладываются некоторые фрагменты в процессе работы? Уже можно увидеть отдельные комментарии в духе «комикс о блокаде – кощунство»…

– Я бесконечно благодарна читателям, подписчикам, комментаторам, которые меня поддерживали всё время! Так важно знать, что твою книгу многие ждут! Это придавало сил. Только когда о книге начала писать пресса, стали проявляться персонажи с «мнением»: «комикс – низкий жанр». Это просто безграмотные люди.

Рисованные истории – вообще не жанр, а сложный и интересный ВИД искусства. Внутри него есть ВСЕ жанры, так же как в кино, в литературе. Есть развлекательные произведения, есть серьёзные: о взрослении, поиске себя, о войне, о Холокосте, о бомбардировке Хиросимы, о палестино-израильском конфликте, об инвалидности... «Персеполис», «Священная болезнь», «Палестина», «Маус», «Одеяла», «Диптих», «Полуночная земля»…

Список удивительных, невероятных графических романов можно продолжать. Я советую отбросить нелепые предубеждения и читать!

– Сейчас активно обсуждается тема, правильно ли проводить парад по случаю нынешнего юбилея освобождения Ленинграда от блокады…

– По воспоминаниям очевидцев, этот день воспринимали как светлый праздник, горожане ждали его так долго, с таким нетерпением. Освобождение Ленинграда – это ещё и важная военная победа, поэтому ничего скандального и ужасного в параде я не вижу.

Конечно, можно было отмечать этот юбилей более тонко, продуманно, более глубоко. Но это же сложно! Наши чиновники предпочитают самые простые решения, раз-два, топ-топ.

– Работы Ольги Лаврентьевой – «Непризнанные государства», потом «Шув», теперь «Сурвило» – с каждым разом всё объёмнее и сложнее, не укладываясь в привычное представление о комиксах. Эта тенденция продолжится?

– Для меня очень важно не повторяться, писать разные книги, в разных жанрах, разных стилях, придумывать новые приёмы. Каждое новое произведение должно быть для меня вызовом. Начинать графический роман – значит ступать на незнакомую территорию.

Это страшновато и волнительно. Планов много, но пока не хочется раскрывать детали. Расскажу подробности, только когда следующая рисованная история будет уже начата. Одно скажу точно: будущая книга будет очень отличаться от всех предыдущих.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 26.01.2019 20:15
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх