Яковлев

1353
В разделе

Константин Карольевич Яковлев (по отцу Розенгольц) начинал простым кладбищенским рабочим, за что впоследствии и получил прозвище «Костя Могила». Юность, проведённая среди захоронений, обусловила особую страсть к ним, и потому не случайно ансамбль над местом упокоения на Северном кладбище получился куда масштабнее, чем у всех прочих авторитетных покойников.

Могучая фигура кандидата в мастера спорта по вольной борьбе, обнимающего крест, смотрится весьма внушительно на фоне чёрных мраморных колонн, таких же ступеней и пары скорбных ангелов. Ещё более крупный ангел сторожит расположенные неподалёку надгробия отца Константина, его матери и тёти.

Показательно, что, подобно убитому чуть позже главе охранной фирмы «Балтик-эскорт» Роману Цепову-Бейлинсону, Яковлев-Розенгольц украсил памятник стихами «серебряного века» русской поэзии. Только у Романа Игоревича начертаны строки Семёна Надсона, а Константин Карольевич предпочёл Анну Ахматову. Это не случайно: даже пойдя по скользкой дорожке, мальчики из приличных еврейских семей города на Неве в глубине души оставались истинными интеллигентами. У «Кости Могилы» гены давали себя знать и в работе. Парадоксально, но бывший землекоп Южного кладбища, крышевавший сперва прежних коллег по лопате, а потом и довольно крупные фирмы, включая концерн «Алмаз» или структуры в морском порту, всерьёз занимался и средствами массовой информации. Среди учреждённых им организаций значились, например, «Фонд развития телевидения» и «Ассоциация средств массовой информации Санкт-Петербурга и Ленинградской области».

«Костя Могила» вместе со столичными олигархами осваивал финансы питерского ТВ, участвовал в разруливании конфликта вокруг газеты «Новый Петербург», выступившей против «тамбовских» братьев Шевченко на стороне арестованного депутата Законодательного Собрания Шутова. Именно дипломатические способности позволили Яковлеву занять место смотрящего по Питеру при поддержке недавно чудом выжившего старейшего российского вора в законе Аслана Усояна («Деда Хасана»). Считается, что находившийся на острие конфликтов «законников» и авторитетов новой волны «Могила» смог договориться и с последними, публично помирившись с главой «тамбовцев» Владимиром Кумариным.

Но проблемная работа всё же накладывала свой отпечаток – Константин Карольевич постоянно становился жертвой покушений. Одно из первых случилось летом 1993 годы – в результате внутренних противоречий в коллективе по «Косте-Могиле» открыли огонь в собственном офисе, но верные ему члены сообщества успели ликвидировать одного киллера и захватить в плен второго. Роковым оказалось последнее нападение, произошедшее 25 мая 2003 года в московском переулке Обуха – неизвестные мотоциклисты прошили из автоматов автомобиль «Ниссан», в котором ехал Яковлев-Розенгольц. Он водитель и охранник были убиты на месте, тяжело раненная подруга смотрящего чудом осталась жива. Семь лет назад на панихиду, а затем похороны Константина Карольевича пришли почти все выжившие к тому времени друзья и враги. Сейчас вряд ли возможно сформировать столь представительную делегацию – иные посетители умерли, иные в местах не столь отдалённых.

Полный вариант текста напечатан в газете "Наша Версия на Неве" № 153, 22 - 28 ноября 2010 г.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2013 19:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх