// // Крест адвоката Руслана Коляка

Крест адвоката Руслана Коляка

2913

Коляк

4
В разделе

Крест над могилой бывшего главного сутенёра гостиницы «Пулковская», а затем основателя охранных предприятий «Кондор», «Кречет» и «Кугуар», авторитетного адвоката Руслана Коляка снабжён подобием прикрывающей от дождя маленькую иконку деревянной крыши, которую украшает трогательная надпись «Помяни мя, Господи, во царствие Твоём». Второй крест дополняет надгробие, и если отвлечься от плутовской, хитро ухмыляющейся физиономии, кажется, что здесь покоится известный христианский мученик. Самое смешное, формально отчасти так и есть – по количеству покушений Коляк (он же «Лупатый», «Пучеглазый» и «Пучик») является абсолютным чемпионом среди обитателей теневого Петербурга.

Только официально его убивали 10 раз, но ни автоматные очереди, ни гранаты, ни заложенные в машину взрывные устройства, ни подмешанная отрава не брали Руслана. Вытащенный с того света, с пулями и осколками в теле, «Пучеглазый» выходил из больницы и снова забавлял журналистов рассказами о своём величии и мерзости окружающего мира, населённого бандитами и педерастами. Он не стеснялся признаваться в том, что подрабатывал осведомителем в органах, хвастался тем, как якобы сдал знаменитого Александра Ефимова («Фиму-банщика»), обвинял в своих злоключениях Александра Малышева, ссорился и мирился с «тамбовскими» депутатами Вячеславом и Сергеем Шевченко… В общем, вёл себя так, что окружающие часто искренне удивлялись: почему Руслан ещё жив?

По большому счёту, за длинный язык и постоянные интриги Коляка могли ликвидировать довольно давно, но ему некоторое время благоволил Владимир Кумарин. Лидеру «тамбовцев» нравились головокружительные финансовые комбинации, которые разрабатывал талантливый выпускник физико-математической школы и недоучившийся студент Института торговли, отличавшийся эрудицией, хорошо разбирающийся не только в финансах, но и в истории и литературе – каждую отсидку в камере использовавший для усиленных занятий самообразованием.

К тому же «Пучик» имел хорошие контакты не только в милиции, но и госбезопасности, что в сочетании с адвокатскими корочками, обширными знакомствами среди журналистов и небезуспешными попытками телепродюсирования сделали его своеобразным Геббельсом и Риббентропом «тамбовского» сообщества. То есть главным пропагандистом и связным с людьми в погонах одновременно.

Руслан Коляк в Крыму, за месяц до гибели

К концу 1990-х годов Руслан Коляк преуспевал – строил дом в Озерках, вел широкий образ жизни, со светскими любовницами и сворой овчарок и мастифов, которых очень любил. Кстати, с женщинами, в отличие от животных, Коляку не везло. После нескольких кратковременных связей он всерьёз влюбился в дочь мелкого уголовника Татьяну Русланову. Вскоре возлюбленная, которую Руслан сделал ведущей популярного радио, была подсажена на кокаин подругой криминального авторитета Вячеслава Дрокова («Зинки»). И хотя Коляк не поскупился и купил для любимой лечение в лучших клиниках, пара часто ссорилась. В конце концов Татьяна бросила своего друга, очистив его домашний сейф, вытащив все деньги из брюк и даже прихватив несколько бутылок коллекционного крымского вина. Руслана потом очень любила ведущая радио «Рекорд» Маргарита Митрофанова, но ответного чувства, говорят, не встретила. Слухи о романе с любовницей авторитетного охранника Романа Цепова, директора риэлторской компании «Домино» Ириной Афанасьевой подтверждений не имеют.

Рубежом в жизни Руслана стали 1998-99 годы. Роковым оказался именно конфликт с братьями Шевченко, на причастность которых к убийству Галины Старовойтовой Коляк намекнул в одном из телеинтервью сразу после ее ликвидации. Покойная имела смелость вмешаться в нелегальный концертный бизнес братьев. Коммерсанты Шевченко, собирая с публики деньги за билеты на выступления популярных рок-групп, привозили под видом знаменитых артистов совсем другие, практически никому неизвестные команды. Об этом написали журналисты, в том числе корреспонденты издателя Максима Кузахметова. У него и других газетно-журнальных разоблачителей братья Шевченко под угрозой убийства начали вымогать деньги, мотивируя тем, что статьи причинили им материальный ущерб. В процессе рэкета тружеников пера избивали в принадлежавшем братьям клубе «Голливудские ночи», а лично Сергей Шевченко обрабатывал Кузахметова предметом, похожим на автомат.

По теме

Пока за пострадавшими никто не стоял, это сходило рэкетирам с рук – но журналисты обратились к Старовойтовой, та инициировала парламентские запросы, а при личной встрече с Шевченко-младшим пообещала посадить его в тюрьму. В ноябре 1998 года, спустя буквально несколько недель после этого рокового разговора, Галина Старовойтова была убита.

Обо всех обстоятельствах этой криминальной истории Руслан Коляк хорошо знал, так как был не только приятелем Кузахметова, но и его компаньоном по бизнесу, а в ходе вымогательства пытался выполнять функции посредника между Шевченко и их жертвой. Конечно, об этих фактах имел представление не только Руслан. Но прокурором Санкт-Петербурга тогда служил Иван Сыдорук – не было секретом, что в «Голливудских ночах» он регулярно встречается с обоими Шевченко, те строят прокурору дачу и пользуются абсолютной уголовной неприкосновенностью. В такой ситуации любой из тех, кто был знаком с ролью Шевченко в ряде резонансных убийств, предпочитал хранить опасные знания при себе, отдавая себе отчет в последствиях болтливости. Любой, кроме Коляка.

После своих неосторожных слов об инициаторах расстрела Старовойтовой Руслан был немедленно объявлен в федеральный розыск – по впоследствии развалившемуся делу о вымогательстве акций у агентства недвижимости «Кредо-Петербург». Бежал из страны, вернулся, очутился в изоляторе ФСБ, а пока там сидел, братья увели у Коляка значительную часть бизнеса. И, по его словам, даже заказали.

Выйдя на свободу в новогодние праздники 2000 года, Руслан обнаружил, что за месяцы отсидки благодаря семье Шевченко потерял почти все – денег даже на достаточно скромные нужны не было, любимый дом Озерках превратился в недострой. «Пучик» решил отомстить, использовав в качестве одного из орудий столь близкую ему прессу. При помощи журналиста-расследователя Максима Максимова Коляк организовал мощную PR-атаку на Сергея и Вячеслава Шевченко. За несколько месяцев об их мафиозной сущности написали петербургские, федеральные и даже европейские СМИ, включая французскую газету «Le Nouvel Observateur». Публикация в последнем издании имела красноречивый заголовок: «Единственное различие между Аль Капоне и братьями Шевченко заключается в том, что братьев двое. И они вдвойне опаснее».

С другой стороны, Коляк обещал защиту Кузахметову и через свои связи в РУБОП обеспечил самую быструю реализацию его заявления об угрозах и вымогательстве. В итоге Сергей Шевченко при деятельной помощи Руслана был задержан, попал в «Кресты» и оказался на скамье подсудимых. Вячеслав Шевченко под угрозой ареста сбежал за границу. По этому случаю торжествующий Коляк устроил в тех же «Голливудских ночах» шумную гулянку, во время которой наклеил на стекло портрет хозяина клуба – с указанием о его розыске милицией.

На подобные вызовы было принято отвечать – иначе безнаказанно обиженные могли полностью потерять авторитет. Вскоре в Коляка и находившегося с ним в одной машине помощника генерального директора охранного предприятия «Балтик-эскорт» Дмитрия Вовка стреляли, оба были ранены, причём Руслан чудом остался жив. Следствию удалось установить киллеров и организатора. Им по странному стечению обстоятельств оказался бригадир братьев Шевченко Игорь Сбитнев. Его защитником в ходе суда по делу о покушении стал личный адвокат Шевченко Олег Лебедев. Тот самый, который ранее решал вопросы с законом для людей Шевченко-младшего, избивших помощника его конкурента Александра Друзя на выборах в Законодательное Собрание. Этот же адвокат представлял интересы Шевченко-старшего в его конфликте с другим депутатом Законодательного Собрания Юрием Шутовым.

Быстрая смерть нескольких подельников Сбитнева позволила Лебедеву обеспечить оправдательный приговор, в то же время Коляк при помощи шефа Вовка – хозяина «Балтик-эскорт» Романа Цепова заключил с Шевченко негласное перемирие. В итоге покушения прекратились, на суде по делу о вымогательстве Руслан свидетельствовал по существу в пользу Сергея, который благодаря такой услуге в 2001 году получил 7,5 лет условно. В свою очередь, «Пучику» братья вернули часть отнятых активов, обещав окончательно расплатиться после окончания уголовного преследования. Это позволило Коляку рассчитаться с многочисленными долгами и начать возводить новый коттедж в солнечном Крыму, куда собирался переехать, страдая от обострившейся астмы в сыром питерском климате.

Время шло, федеральный розыск Вячеслава Шевченко был аннулирован, он вернулся в Петербург. Однако, выплачивать оставшуюся часть компенсации Руслану братья не торопились. При этом если Коляк был человеком не злопамятным, умел прощать и считал, что взаимные обиды при желании можно оставить в прошлом, то братья придерживались несколько иных взглядов на жизнь. В таком положении назойливые попытки напомнить о незакрытых финансовых обязательствах не могли кончиться ничем хорошим. В августе 2003 года выпущенная на пляже Ялты автоматная очередь стала последним, что Коляк услышал в своей запутанной жизни.

Полный вариант текста напечатан в газете "Наша Версия на Неве" № 152, 15 - 21 ноября 2010 г. Фото: Валерий Сыромятников, "Ъ"

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2013 19:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх