// // Если завтра война

Если завтра война

447
В разделе

На днях один из ведущих научно-образовательных центров Петербурга – БГТУ «Военмех» отметил 80 лет своей работы. В преддверии круглой даты экс-ректор известного вуза страны, профессор Юрий Савельев рассказал о ситуации, в которой сегодня находится оборонный комплекс некогда крупнейшей индустриальной державы мира, а также спрогнозировал развитие событий в случае ядерного удара по России.

На днях один из ведущих научно-образовательных центров Петербурга – БГТУ «Военмех» отметил 80 лет своей работы.

В преддверии круглой даты экс-ректор известного вуза страны, профессор Юрий Савельев рассказал о ситуации, в которой сегодня находится оборонный комплекс некогда крупнейшей индустриальной державы мира, а также спрогнозировал развитие событий в случае ядерного удара по России.

–Юрий Петрович, сего-дня в Минобороны проходят процессы, которые наводят на мысли, что у нас началась борьба с коррупцией. Вот вам, например, внушает оптимизм назначение такого человека, как Сергей Шойгу, на должность министра обороны?

– Я думаю, что события в оборонном ведомстве – это обычный процесс, который происходит в любой стране мира. Пришёл новый Президент – с ним пришла новая команда. А тут ещё замаячили большие деньги. Один клан сменил другой, вот и всё. Я не думаю, что ситуация изменится по существу. Основа нынешней власти – это тотальная коррупция, сообщения о которой мы слышим практически каждый день. Если уберёшь коррупцию, уйдёт власть. Но кто же будет пилить сук, на котором сам сидит?

У меня складывается впечатление, что Верховный главнокомандующий попросту опасается ставить на такой пост не своего человека из военных. Поэтому мы имеем то, что имеем. Сердюков делал мебель. Шойгу всю жизнь занимался строительством. Генерал-майором он стал в 1993 году. Дальше пошёл по пути министерства. Поэтому я не могу сказать, что связываю с его именем какие-то принципиальные изменения.

– Говорят, что фраза «мы можем потерять армию» сегодня бессмысленна. Потому что нельзя потерять того, чего нет, вы согласны с этим утверждением?

– Давайте посмотрим, в какой точке мы сегодня находимся. В гонку ядерных вооружений США и СССР включились, когда появились баллистические ракеты, способные доставлять ядерный заряд на пять, десять, пятнадцать тысяч километров, а то и вовсе, делать несколько оборотов вокруг земли и наносить удар в любой её точке. По крайней мере, у двух стран на Земле образовалась так называемая ядерная триада. В её комплекс входили межконтинентальные баллистические ракеты сухопутного базирования, ракетные стратегические подводные лодки, и, собственно, стратегическая авиация, тяжёлые бомбардировщики.

Какое-то время в этой гонке наша страна отставала. По сути, мы были беззащитны перед США, хоть Никита Хрущёв и блефовал, но блеф этот был весьма полезным. Американцы получили большой перевес после того, как вместо одного ядерного заряда стали устанавливать головную часть, которая отделяла от ракеты три ядерных заряда, и каждый имел возможность лететь по своей баллистической траектории. В ответ наш знаменитый Днепропетровский ракетный завод сделал ракету «Сатана» Р-36, которая несла уже не три, а тридцать три ядерных заряда…

Когда американцы узнали о том, что изготовление этих ракет поставлено на серийное производство, они дрогнули. И начались переговоры об ограничении стратегии ядерных вооружений. Официальные цифры стали известны в 1991 году. В СССР к тому моменту было построено 2500 баллистических ракет дальнего радиуса действия, которые могли нести 10260 тысяч ядерных зарядов, то есть 6300 мегатонн. Этой жуткой разрушительной мощи хватило бы на то, чтобы уничтожить 300 тысяч Хиросим. У США была такая же картина, но они нас даже чуть превзошли. Иными словами, у обоих государств в руках оказалась огромная разрушительная мощь, которая пожирала очень много денег.

По теме

– С Америкой всё ясно, а российская «триада» сохранилась до сих пор?

– Да, пока мы держимся исключительно из-за неё. Фактически триады сегодня нет ни у кого, кроме России и США. Но давайте посмотрим, в каком состоянии мы находимся по сравнению с Америкой, Англией, Францией или тем же Китаем.

Как я уже сказал, в 1991 году мы имели на вооружении 2500 баллистических ракет. Сегодня их 530. Из этого арсенала чуть больше ста единиц построено за последние двадцать лет (к тому же, они значительно уступают советским). То есть 430 ракет из всех имеющихся в России относятся к периоду СССР. За последние двадцать лет, мы не построили ни одной тяжёлой баллистической ракеты, кроме «Тополя». Но загвоздка в том, что всё оставшееся от Советского Союза оружие уже выслужило свой срок.

Например, среди 430 советских ракет есть те, которые состоят на вооружении более двух десятков лет. Между тем, заводской срок жидкостных ракет – десять-двенадцать лет. Носители на твёрдом топливе, типа «Тополя», имеют такой же срок годности. Сегодня он превзойдён уже в два раза. Недавние пуски проводили с целью выяснить – нельзя ли продлить жизнь этого вооружения ещё на какой-то период?

Но ракеты, которые уже выслужили на своём боевом дежурстве два гарантийных срока, становятся опасны для нашего государства. Их необходимо менять, но арсенал пока остаётся прежним. К 2015 году мы обязаны будем списать все старые ракеты, тогда у России их и останется около ста. Давайте посмотрим на эти цифры с другой стороны.

«Голубая мечта» американцев, чтобы у нас было не больше 200 ракетоносителей и порядка шести тысяч ядерных зарядов. Мотивация США проста – сейчас в Америке создают современную систему ПРО, задача которой состоит в том, чтобы она могла сбивать тысячу ракет. Сложно сказать, как сложится дальше история, но если со стороны Соединённых Штатов последует превентивный удар, тогда 80% наших ракет будут уничтожены. Если последует команда от руководства России, оставшимися нанесут ответный удар. Хотя я в этом несколько сомневаюсь: высокопоставленные чиновники не будут посылать смерть туда, где находятся их деньги и учатся дети.

Но даже если ракеты будут запущены, космическая система ПРО уничтожит 50-60% из них. До США долетят 15-20 голов, которые, скорее всего, собьют при подходе к американской территории. Специалисты подсчитали, что если у нашей страны будет меньше двухсот носителей, то за океан (в случае первого удара со стороны Соединённых Штатов) долетит две-три ядерных боеголовки. То есть одна мегатонна. Которая, разумеется, не причинит противнику особого вреда.

– Есть ли у нашей страны шанс возродить эту отрасль, ведь в оборонку сейчас вливаются большие деньги?

– Когда я был депутатом Госдумы и входил в подкомитет по закрытым статьям бюджета, мне довелось выслушать мнение по этому поводу Юрия Соломонова, это создатель ракет «Тополь-М» и «Булава». Он говорил российским парламентариям: сделайте хоть что-нибудь, в стране осталось всего лишь 100 килограмм углепластиковой нити, которой обматываются головные части ракет и несколько станков для обмотки! Причём не нашего производства. Поэтому я скажу так: сегодня станкостроительная промышленность исчезла. Осталось лишь 5% от того, что было даже не в Советском Союзе, в одной его республике – РСФСР.

И если не будут вложены деньги в энергомашиностроение, никакого оборонно-промышленного комплекса у нас не будет. Об этом можно даже не мечтать.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 23.11.2012 15:02
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх