// // Надеть медвежью шапку

Надеть медвежью шапку

705
2
В разделе

Одно из наиболее громко прозвучавших событий ушедшего месяца – провозглашение Министерством культуры отказа от мультикультурализма и толерантности. В контексте такого заявления помыслы о российском аналоге Интернета под названием «Чебурашка» уже даже не кажутся анекдотичными. О ценностях, которые внезапно стали чужды российским «верхам», корреспондент «Нашей Версии на Неве» поговорил с депутатом ЗакСа Мариной Шишкиной.

- Марина Анатольевна, Минкульт во главе с господи-ном Мединским собирается отказаться от мультикультурализма. На ваш взгляд, это связано с последними политическими событиями, в том числе санкциями ЕС?

– В конкретной исторической ситуации – совершенно точно. Почему такая идея не возникла пять, десять лет назад? Столько времени мы демонстрировали другое: наши общие корни с Европой, говорили об этом открыто, у нас множество программ междисциплинарных было. Никому в голову не приходило демаркировать Россию как особый континент, говорить: «мы не Европа». Это вызвало бы только улыбку недоумения. Вдруг в какой-то день эта мысль была вытащена откуда-то и пригодилась.

Конечно, я связываю заявление Минкульта с политикой. Понимаю, что культуру стала подменять идеология или культура теперь у нас с идеологическим душком. Очень часто так бывает в какие-то исторические моменты. Привести примеров можно достаточно много. Помните, как Никита Хрущев закрывал выставку авангардистов в Москве, говоря, что это чуждо советской культуре, искусство, прошу прощения, пидорасов. Вы знаете, ирония судьбы какая? К чему это всегда ведёт? На Новодевичьем кладбище памятник Никите Хрущеву поставил Эрнст Неизвестный. Именно тот, против кого были гонения, кого обвиняли в поклонничестве Западу.

Это политические тренды, наши ответы. Мой ответ – я могу только развести руками. Идея совершенно нежизнеспособна. Что мы сейчас – здания поразрушаем, окно в Европу закроем?

– А что бы вы ответили Владимиру Мединскому?

– Я бы ответила Владимиру Ростиславовичу, человеку которого я хорошо знаю и очень уважаю, таким предложением. Пока Пётр Первый не начал свои реформы (введение западной культуры на российской самобытной территорию), члены думы имели своеобразную «униформу» – красные сафьяновые сапоги, кафтаны и медвежьи шапки. Давайте переоденем наших членов Государственной думы из костюмов Brioni в такое облачение – почему нет?

Сам Владимир Ростиславович – человек глубоко образованный, европейский. Представить его как политика, который инициирует отделение России от мировой культуры, я с трудом бы могла. Значит, он помогает выполнять идеологическую политическую задачу как министр.

– Владимир Мединский говорил о политике мультикультурализма. А была ли это действительно политика?

– Мультикультурализм – это принятие кем-то созданных культурных ценностей вне зависимости от национальности. Она как воздух, как вода в Балтийском море. У нас одна страна, у финнов другая, но вода-то общая. Мы не можем разделить Балтийское море на части. Как и воздух, который идёт к нам откуда-то. Это не правильно. Не нужно каких-то дополнительных решений. Для этого должна быть только свобода творчества и свобода пользования продуктами творчества вне зависимости от границ и национальностей. Нужно только сделать так, чтобы с ними познакомились.

– Согласны ли вы со словами Мединского, что политика мультикультурализма провалилась?

– Я видела, что мы шли по нормальному пути интеграции в мировую систему, и не хочу, чтобы мы были дикой обособленной страной. Время Холодной войны, изоляции, мне эта жизнь не нравится, как, уверяю вас, миллионам других. В чём политика мультикультурализма провалилась? Есть примеры провала? Песни мы какие-то не те запели? Или речь о жизненных принципах, сексуальных меньшинствах? Тогда причём здесь это? Вообще из другой оперы – право на личную жизнь человека, которое я всегда отстаивала. Причём здесь политика? То есть к нам придут какие-то не те ценности?

По теме

Страна целиком живет фактически на импорте, как она может провозгласить сейчас свою самостийность? Понимаете, от этого хуже станет только нам. Это же просто смешно. Если они хотят того – пускай покажут пример: слезут с «мерседесов», наденут медвежьи шапки.

– В чем, на ваш взгляд, состоит демаркирование культуры?

– Демаркировать культуру – значит провозгласить, что у нас сейчас нет понимания культурного процесса, некий конфликт, несогласка. Это у нас во всём идёт. С американцами – мол, они насаждают нам макдоналдсы, Микки-Мауса. Чипполино, Винни-Пуха – как иностранных агентов можно запретить. Но, я считаю, надо пойти шире. Если запрещаем, то одновременно и провозглашаем посконно-домотканную нашу культуру.

– Если было бы и появилось желание отвергнуть европейские ценности – едва ли это оказалось возможным. Наша литература европеизирована. Кино – американизировано. Даже если Бондарчук снимает «Сталинград», то по американскому канону...

– «Как мы из языка исключим иноязычные вкрапления?» – продолжу я. Мы пронизаны этой культурой. В этом и есть прелесть – способность общаться друг с другом вне зависимости от национальностей, пристрастий, сексуальных отношений. В этом есть великая культура и духовность человека. Мы толерантны, терпимы к другому. Культурный человек никогда не будет проводить границ – вот еврейская культура, вот татарская. Технически это невозможно. Чиновники ведь чем пугают? Что не дадут бюджетных денег. Не дадут бюджетных – будут небюджетные. Возникнут малобюджетные проекты. Культура в неволе тоже развивается. Они просто добьются лишь того, что какое-то количество людей не познакомится с лучшими образцами творчества. Вот в чём дело. Всё останется также. Люди найдут тысячу способов общаться друг с другом и обмениваться созданными ими культурными ценностями (пусть в этом не будут участвовать центральные телевизионные каналы, которые в руках государства). Если только нам границы не перекроют. Ну, голуби принесут!

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 16.05.2014 02:11
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Газета «Наша версия на Неве» - региональное приложение основанной Артёмом Боровиком в 1998 году общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия». «Наша версия на Неве» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями, происходящими в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.
Наверх