// // Нашествие зарубежной заразы

Нашествие зарубежной заразы

736
В разделе

Отсутствие реального контроля за здоровьем гастарбайтеров угрожает Санкт-Петербургу самыми страшными эпидемиями

В конце прошлого столетия одному питерскому журналисту пришлось лечиться в больнице имени Боткина, или, как говорят в народе, в «Боткинских бараках». На основе его воспоминаний, напечатанных газетой «Новый Петербург», мог бы получиться неплохой фильм ужасов. Если верить публикации, в больницу свободно проносились наркотики, пару раз для того, чтобы утихомирить обколовшихся торчков, приходилось вызывать милицию. Между кухней, столовой и помойкой носилась в поисках пропитания шустрая кошка. Телефоны-автоматы на разных этажах регулярно выходили из строя, и то гепатитники бегали звонить от дизентирийщиков, то те заходили к товарищам по несчастью обменяться бациллами. Затем для этой процедуры уже не надо было переходить в другое отделение. На гепатитном этаже появились больные с чесоткой и сифилисом…

Прошло без малого двадцать лет, в Боткинской больнице сменилась администрация, Смольный со скандалом покинуло несколько председателей Комитета по здравоохранению. И хотя учреждение по-прежнему выглядело полуразвалившимся, казалось, хотя бы бардак 90-х навсегда ушёл в прошлое. Возможно, так считал и законопослушный гражданин Украины Виктор Дорофеев, отправившийся в больницу, чтобы пройти необходимую для получения разрешения на работу медицинскую комиссию. Эта рутинная процедура произвела на Виктора Викторовича столь неизгладимое впечатление, что, завершив её, он взялся составлять заявление на имя прокурора Центрального района Санкт-Петербурга.

Босиком с чужой мочой

Заплатив 2725 рублей 00 копеек, Дорофеев рассчитывал пройти обследование у дерматовенеролога, нарколога, фтизиатра, инфекциониста, а также сделать флюорограмму и сдать кровь на предмет наличия или отсутствия носителей инфекционных заболеваний. За отдельную плату в сумме 770 рублей ему предстояло сдать мочу, анализ которой позволял дополнительно проверить, не является ли обследуемый наркоманом.

Странности начались уже в регистратуре, где Дорофееву объяснили, что если он не застанет фтизиатра и нарколога в своих кабинетах, то можно обойтись и без них. Сильно удивившись, Виктор Викторович сдал кровь и, пройдя беглый осмотр у дерматовенеролога, стал искать кабинет флюорографии, расположенный в соседнем корпусе. Люди в белых халатах, у которых Дорофеев пытался уточнить расположение кабинета, почему-то реагировали на вопрос крайне агрессивно и посылали его чуть ли не матом.

Когда же вожделенный кабинет был обнаружен, оказалось, что туда не пускают в верхней одежде и обуви, но гардероба, где должны принимать одежду и выдавать бахилы, не предусмотрено. Украинскому гостю пришлось идти в кабинет босиком, оставив куртку без присмотра. Саму процедуру он прошёл без приключений, однако очень удивился, когда доктор не потребовал у него паспорт как, впрочем, и врач-инфекционист, а также специалист по приёму мочи. Попытка проигнорировать предупреждения и всё же посетить фтизиатра и нарколога закончилась провалом – двери их кабинетов оказались закрыты наглухо.

По теме

Таким образом, из семи необходимых для получения разрешения процедур Дорофеев прошёл лишь пять, причём будь он недобросовестным человеком, мог бы запросто послать вместо себя кого-то другого. В заявлении Виктор Владимирович утверждает, что видел, как один из посетителей сдавал чужую мочу, а также наблюдал в коридорах толпу приезжих из Средней Азии, наличие у которых необходимых удостоверений личности вызывало серьёзные сомнения. Вот и думай, какую заразу мы можем получить от них при таком медицинском контроле: СПИД, туберкулёз или чего похлеще? В нашем распоряжении имеется информация о трудящемся с Востока, у которого после осмотра в кожно-венерологическом диспансере обнаружили сифилис, после чего в больнице имени Боткина носителя бледных спирохет признали здоровым.

Справки из подвала

В настоящее время, обследуя иностранных граждан, прибывающих, в основном, из южных стран со слаборазвитыми системами здравоохранения и санитарии, медики обнаруживают подобные заболевания лишь у каждого семидесятого. Цифра слишком оптимистичная, чтобы быть правдивой. Тем более, отмеченное Дорофеевым разгильдяйство характерно не только для «Боткинских бараков».

По информации прокуратуры Санкт-Петрербурга, столь же грубые нарушения лицензионного и санитарно-эпидемиологического законодательства выявлены в ООО «МедКом». Необходимые для получения вида на жительство медицинские справки данная коммерческая организация выдавала мигрантам в грязном подвале, а книги регистрации клиентов просто отсутствовали. Поэтому сколько южных гостей «Медком» легализовал реально, какие врачи их предварительно осматривали и осматривали ли вообще, до сих пор не установлено. Неудивительно, что прокуратура по итогам проверки «Медкома» возбудила три дела об административном правонарушении и подготовила иск о приостановке его деятельности.

Кроме того, по информации начальника пресс-службы прокуратуры Санкт-Петербурга Елены Ордынской, в настоящее время ведётся проверка всех медицинских учреждений города, оказывающих услуги мигрантам. Проверкой руководит начальник отдела международно-правового сотрудничества Павел Масонов, и мы надеемся, что с ним граждане проверяемые будут откровеннее, чем с нашей газетой.

К моменту вёрстки этого номера главный врач государственного учреждения здравоохранения «Клиническая инфекционная больница имени С. П. Боткина» Алексей Яковлев, а также директор Северо-Западного научного центра гигиены и общественного здоровья Роспотребнадзора Валерий Чащин так и не ответили на вопросы редакции. Поэтому пока мы не можем отразить их точку зрения на возможность получения гостями культурной столицы фиктивных справок о здоровье, стоимости подобных бумаг, узнать о наиболее распространённых видах привозимой в город заразы, уточнить список стран, из которых вероятно появление носителей болезней. Медицинские начальники не рассказали, насколько готовы их учреждения к комплексному обследованию мигрантов в техническом отношении, и сколь часто обладатели заветных справок о безупречном здоровье оказываются на больничных койках с диагнозом, опасным для окружающих.

Газета не получила комментариев к свидетельству Дорофеева об уклонении отдельных врачей от осмотра мигрантов и нежелании других врачей проверять у обследуемых граждан документы. Также было бы интересно узнать, оказываются ли платные услуги иностранным гостям в рабочие часы или это – халтурка в свободное время? Налажено ли у медиков взаимодействие с Федеральной миграционной службой? Уведомляют ли они её вообще, обнаружив визитёра с опасной болезнью?

Тем не менее, мы всё же хотим прояснить ситуацию касательно этих волнующих петербуржцев проблем и надеемся, что в обсуждении их примет участие и председатель петербургского Комитета по здравоохранению Юрий Щербук. Ведь, кажется, именно он, согласно занимаемой должности, должен не допускать бардак, потребовавший вмешательства прокуратуры? Пока же Юрий Александрович, похоже, не следит за собственными распоряжениями об электронном контроле за выданными медицинскими справками.

Николай Степанов

Публикуется в сокращении. Полный вариант текста напечатан в газете "Наша Версия на Неве" № 149, 25 - 31 октября 2010 г.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2013 19:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх