// // Время выживания

Время выживания

587
В разделе

В одном из прошлых номеров «Наша Версия на Неве» опубликовала статью «Как умирал сын Героя». В ней мы рассказали об ужасном состоянии отделения сестринского ухода в больнице, расположенной в самом центре города, на Моховой улице. Наш корреспондент узнал, какая судьба ожидает эту больницу и есть ли у пожилых петербуржцев альтернатива госпитализации?

На что может рассчитывать старый больной человек, который не в состоянии сам за собой ухаживать, если его выписали из больницы, а у него нет денег, нет родственников. Или есть родственники, но денег у них тоже нет? Самый очевидный ответ – отделения сестринского ухода. В первую очередь, они принимают больных с хроническими заболеваниями. Часто пациентов кладут туда после того, как их выписали из больниц по окончании срока бесплатного пребывания по полису, иногда в состоянии, в котором помочь им особенно нечем – можно только ухаживать и поддерживать.

Несмотря на то, что сестринские отделения нередко становятся для пожилых людей последним приютом, это не хосписы (они – для онкологических больных), и чтобы попасть туда, надо ещё сдать анализы. И, конечно, отстоять очередь – 50-200 человек на место.

Пока старики ждут своей очереди, коечный фонд больниц ждёт реструктуризация. Об этом нам сообщили в комитете здравоохранения. Затронет реструктуризация и больницу на Моховой, где находятся целых три отделения сестринского ухода. Чиновники признают: её состояние «не отвечает санитарно-эпидемиологическим нормам, а вложения в капитальный ремонт не эффективны». «Несоответствие нормам» – это, напомним, протечки, а также краска и штукатурка, которые кусками отваливаются от стен, потолков и дверей прямо в палатах. С неэффективностью вложений в капремонт дело обстоит сложнее.

Гостиница вместо больницы?

Больница под номером восемь занимает старинный особняк Ламздорфа (иногда его называют также особняком Ефимовой-Нарышкиной). В XIX веке там располагался штаб российской артиллерии, которым руководил сын императора Николая I великий князь Михаил. Именитое здание находится на не менее именитой улице – перечисление имён великих жителей Моховой улицы может занять не один абзац, вот лишь некоторые из них: Даргомыжский, Тютчев, Стасов, Глинка, Менделеев, Гончаров, Вяземский, Столыпин.

Ещё в начале 2000-х зданием больницы заинтересовалось ООО «Стэнли Хаус». Эта компания планировала реконструировать больницу под офисно-гостиничный центр, а медицинское учреждение перевести в Пушкин, переоборудовав под него... бывшую котельную.

Сначала инвесторы собирались надстроить здание на Моховой аж на пять этажей, но потом несколько умерили свой аппетит. В декабре 2009 года городское правительство передало особняк ООО «Стэнли Хаус», несмотря на то, что незадолго до этого он был признан вновь выявленным памятником культурного наследия. Градозащитники и жители окрестных домов пытались отстоять здание, а вместе с ним и панораму исторического центра, которую грозила испортить многоэтажка. Как рассказал «Нашей Версии на Неве» координатор движения «Живой город» Дмитрий Литвинов, в конце концов, инвестор перестал проявлять активность – проект заморозили. Но, судя по тому, что больницу на Моховой ждёт реструктуризация, скоро особняк на Моховой снова окажется в центре всеобщего внимания.

Отделения для обделённых

Сейчас на отделениях сестринского ухода на Моховой за городской счёт могут одновременно находиться 150 пациентов. «Реструктуризация» означает, что койки «перераспределят в иные учреждения здравоохранения». В какие именно? На этот вопрос комитет по здравоохранению ответить затрудняется. Равно как и рассказать, сохранится ли численность коек в полном объёме. Между тем, это самые главные вопросы. Ведь на Моховую старики попадают не от хорошей жизни, а потому что в другие больницы их по какой-то причине не взяли.

По теме

Раз на отделения сестринского ухода нужно отстоять очередь, выходит, мест там не хватает – несмотря на то, что таких отделений по городу немало. Помимо 8-й городской больницы на Моховой, они есть в Покровской, Максимилиановской и Николаевской больницах, больницах № 33, 36, 38 и 46 (клиническая городская больница святой Евгении, специализируется на блокадниках), а также в Центре по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями и в Туберкулезной больнице №8. По отзывам, эти отделения находятся в гораздо более приличном состоянии, чем отделение на Моховой.

Очереди на госпитализацию комздрав объясняет тем, что стариков просто некуда выписывать: их некому забрать, а в специальные учреждения многих не берут из-за отсутствия нужных документов.

К тому же, пожилых попросту очень много. Петербург – город старый.

Ещё одна проблема, которая связана с отделениями сестринского ухода – дефицит информации. Даже на официальном сайте правительства Петербурга по запросу первым открывается документ с устаревшими сведениями и телефонами, по которым никаких справок о сестринском уходе не дают. Найти правильный список и актуальные телефоны – та ещё задача. Судя по всему, попасть на отделение – задача ещё более сложная.

Альтернатива?

Если у больного старика есть жилплощадь и его состояние позволяет уход на дому, по идее такой пациент может обойтись и без госпитализации на отделение сестринского ухода, получив бесплатную сиделку.

На реализацию программы «Повышение качества жизни граждан пожилого возраста» город на три года выделил 14,17 млрд рублей. В прошлом году освоено было почти семь с половиной миллиардов. Помимо прочего, эти деньги пошли на социально-медицинский уход за пожилыми людьми на дому.

Но, как выясняется, с сиделками ситуация тоже непростая. По закону город оплачивает 90% стоимости их услуг только для одиноких инвалидов и ветеранов Великой Отечественной войны, а также бывших несовершеннолетних узников фашизма. Вместе с тем, уже появилось новое поколение стариков, которые точно так же нуждаются в помощи, но получить её не могут из-за того, что им по статусу «не положено».

Даже ветеранам и бывшим узникам фашизма приходится непросто: они должны собрать солидное количество бумаг и справок и обратиться в районную администрацию, чтобы та решила, имеет ли пациент право на бесплатную услугу. К тому же, нужно доказать своё полное одиночество. Родственники, даже если отношения с ними ужасны, лишают человека права на такую привилегию. Несмотря на все препятствия, согласно официальным данным, в прошлом году прорваться через бюрократические препоны и получить оплаченных городом сиделок смогли около полутора тысяч петербуржцев.

В коммерческих организациях услуги сиделок с проживанием у пациента стоят от 25 тысяч рублей в месяц (от 850 рублей в день). Если их нанимают на короткий срок, то такса выше – в среднем две тысячи рублей за сутки. За те же деньги специального человека можно пригласить и в больницу, если там за пациентом ухаживают недостаточно хорошо. Но понятно, что одиноким и бедным этот вариант никак не подходит.

Сказать, что город ничего не делает для облегчения участи стариков, нельзя: специалисты, работающие в сфере ухода, отмечают, что подвижки к лучшему имеются. Но проблем по-прежнему много, просто узнать о них нелегко. Информации – минимум, она почти не появляется на форумах или в соцсетях. Ведь мир одиноких беспомощных стариков ещё более закрыт, чем мир заключённых.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 16.06.2014 15:21
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх