// // Записки специалиста

Записки специалиста

844
В разделе

Санкт-Петербург. Шесть утра. Темень, хоть глаз коли. Впереди – два часа по трассе, и вот он, новгородский храм правосудия. Здесь, в зале №16 уже год слушается уголовное дело, которому следствие собиралось придать резонансный характер. Подсудимый – Тельман Мхитарян, человек в Новгородской области известный с разных сторон. По сравнению с ним – я просто приглашённый специалист. Впрочем, так оно и есть…

Ещё несколько лет назад никто в этой губернии и представить бы не сумел, что Мхитаряна – владельца сразу нескольких предприятий, состоятельного бизнесмена, чьи капиталы приросли на заре российского капитализма, могут на три с половиной года упрятать за решётку. Его политическим советам внимал глава региона, авторитет в бизнес-кругах региона был, как принято говорить, неоспорим, а местные журналисты старались выбирать выражения обращаясь к личности Почётного гражданина Великого Новгорода.

Вначале был Прусак

Но маятник качнулся, губернатору-долгожителю Михаилу Прусаку указали на дверь, широко объявив «сверху», что сановник оказался не слишком разборчив в связях, не смог достойно противостоять криминалу да и вообще засиделся в новгородской глубинке – что на охоте, что в кабинете с видом на древний кремль. Править губернией прислали Сергея Митина, к тому времени не однажды побывавшего в различных министерских креслах, вкусившего хлеба депутата Госдумы, а ещё раньше – торжественно принимавшего Маргарет Тэтчер в качестве директора нижегородского предприятия, куда она наведалась с официальным визитом.

Как водится, все заслуги предшественника были выброшены вон, а большинство тех, кто составлял ближний круг Михаила Прусака, впали в немилость. Тут весьма кстати родился новый бренд, про «новгородское Чикаго». И поскольку на всю страну объявили, что регион этот и не территория вовсе, а настоящий «бандитский заповедник», то разбираться с местной живностью стали не церемонясь. Чиновный люд заменили варягами из столиц, здешних предпринимателей поменяли на иногородних инвесторов, ну а тех, кто привык жить по понятиям, в большинстве своём отправили в каталажку. В общем, крепко взяли область в ежовые рукавицы.

Впрочем, чем обернулись нововведения, мы поговорим как-нибудь в следующий раз. А пока я сижу в коридоре Новгородского районного суда. Я – специалист. То есть человек, которому по адвокатскому запросу поручено изучить, как освещалась личность Тельмана Мхитаряна в федеральных и региональных СМИ за последние семнадцать лет. Зачем это нужно? В декабре прошлого года, на первых допросах потерпевшие, у которых он купил пакеты акций предприятий «Спектр» и «Новгородхлеб», пояснили, почему считают себя обделёнными. Оказывается, они ни за что бы не расстались со своими активами, если бы не страх. А страх перед Мхитаряном родился из слухов и информации в СМИ, на основе которых было сформировано общественное мнение – мол, лучше с ним сразу согласиться, а не то…

Что именно скрывается под «не то», в 2008 году материализовалось в книгу-триллер «Новгородское Чикаго». Не будем вдаваться в детали её написания, но востребованный «верхами» образ бандитского заповедника был воссоздан здесь во всей красе. Там, где не хватило крови, её обильно заменили томатным соком. Получилось почти как в Голливуде.

Видимо этот провинциальный бестселлер и побудил бывших владельцев «Спектра» и «Новгородхлеба» много лет спустя вспомнить о совершённой сделке. И не просто вспомнить, а бросив все домашние дела ринуться в милицию, чтобы открыть глаза стражей правопорядка на давнее злодейство. Результат известен – покупателя отыскали, закрыли в СИЗО, трудно «стряпали» обвинительное заключение на 351 страницу, а теперь целый год тянется судебный процесс. К началу процесса уголовное дело состояло из 47 томов. Насколько оно разбухло теперь? Страшно подумать…

По теме

Судное место

Напротив меня скучают дюжие омоновцы. От нечего делать, заигрывают с молоденькими судебными приставами: «А это что у вас на погонах?»

– Один стразик, – хихикает девица в форме, – потом будет два, и к жалованью сто рублей прибавят.

Но омоновцев всё равно понемногу одолевает скука. И вдруг появляется он. Представитель Закона. Молодой, высокий, в чёрной мантии. Судья Алексей Становский деловито ныряет в «шестнадцатую» дверь.

– А чё такой молодой? – недоумевает сержант, провожая взглядом мантию.

Я невзначай вспоминаю, что до недавнего времени председателем коллегии по уголовным делам Новгородского областного суда был Михаил Становский. Не иначе – папа.

Специалиста вызывают в зал. Он похож на узкий школьный класс. На учительском месте – Становский. Слева от него, за длинным столом вдоль окон, восседают государственные обвинители – брюнетка, блондинка и молчаливый джигит в прокурорской форме. Напротив них, притулясь к клетке, в которой устало сидит Мхитарян, рядком расположились адвокаты. На «галёрке» – места для приглашённых и журналистов. Прямо у входа приткнулась переводчик с русского на армянский. Потерпевших нет вообще.

На допросе принято стоять лицом к судье, поэтому все диалоги с прокурорами, защитниками и подсудимым приходится вести, внимательно глядя на них затылком. Исследование разбито на три части – период совершения инкриминируемых Мхитаряну преступлений, этап разоблачений в духе «Новгородское Чикаго» и несколько арестантских лет. Несмотря на то, что целых два дня ушло на чтение вслух всех материалов первого периода, брюнетку и блондинку в прокурорских мундирах упорно интересует, сколько раз журналисты упомянули о связях подсудимого с криминальными элементами после отставки Прусака.

– Нет, – настаивают синие мундиры, – вы нам объясните, что такое СМИ и как они распространяют информацию…

Допрос почему-то всё больше похож на университетский экзамен. Правда, ответив на вытянутый билет, тут же получаешь дополнительный вопрос. Например: «Откуда вы узнали, какими предприятиями владеет Мхитарян? От кого именно? Ответ «из открытых источников» не принимается…»

Затылком чувствую, что прокуроры не верят. Они, наверное в силу своей профессии, просто не могут поверить – неужели увесистый талмуд с публикациями это всё, что за семнадцать лет говорили о человеке, который из обычного учителя биологии превратился в одного из отцов-основателей регионального бизнеса? Ведь он был в авторитете даже у тех, кого не слишком любит официальная власть.

Но почему он – не бандит?

Пожалуй, труднее всего государственному обвинению согласиться с тем, что сбор и обработку информации для представленного исследования пришлось вести с дотошностью, которая свойственна тибетским монахам.

Повторяю снова, прилежно уставившись на «учительский стол», – заключение специалиста сделано на основе мониторинга основных поисковых систем Интернета, запросов на телевизионные каналы и постраничного чтения подшивок новгородских газет в областной библиотеке.

– И что, вы читали целиком каждую газету за несколько лет? – выспрашивают дамы из-за длинного стола у окон.

– Да, полоса (извините)… страница за страницей. Вдыхая в лёгкие пыль…

– Но почему же в конце девяностых о Мхитаряне так мало статей в газетах? – это, кажется, блондинка. На её груди от негодования позвякивают ведомственные медали.

Подмечаю – не по уставу. На повседневной форме одежды носятся ленты на колодках, а медали – только на парадной и в строю. Приходится вспомнить, как дружелюбно и размеренно беседует с детьми воспитатель детского сада: «Если публикаций мало, значит подсудимый либо не вызывал интереса у журналистов, либо сам неохотно общался с прессой».

Переходим дальше. С телевидением разобрались. Расшифровки сюжетов приложены. Ещё есть ответы из всех работающих на территории региона телеканалов. Труднее с Интернетом. Как объяснить, что семнадцать лет назад практически никто из традиционных СМИ его всерьёз не принимал и свои архивы в виртуальном мире не хранил? Последние минут пятнадцать государственные обвинители и так, и этак стараются, чтобы с языка сорвалось признание в том, что может быть где-то, на дальней полке сельской избы-читальни остался позабытый материал из девяностых, где подсудимый представлен отцом новгородской мафии.

По теме

Но такого материала нет. Потому что в эпоху Михаила Прусака журналисты пишут о Тельмане Мхитаряне, как о влиятельном бизнесмене и человеке, близком к региональной политической элите. И никак иначе. В худшем случае представляя его местным олигархом и авторитетным предпринимателем. Однако всё это имеет мало общего с утверждением потерпевших, что страх в их душах поселился из-за газетных публикаций и теленовостей, из которых следовало – мол, лучше с Мхитаряном сразу согласиться, а не то…

У адвокатов вопросов больше нет. Брюнетка, блондинка и молчаливый джигит в прокурорской форме теряют ко мне всякий интерес. И судья Алексей Становский, отдалённо напоминающий персонажа из популярного мульт-фильма «Маша и медведь», отпускает специалиста с миром.

В коридоре по-прежнему томятся омоновцы. Завтра их поменяют товарищи по отряду. Трижды в неделю полицейский спецназ дежурит, бдительно охраняя все подходы к залу №16. Там, в клетке, уже год судят человека, известного в Новгородской области с разных сторон. Однако вина, вменяемая ему следствием по возбуждённому уголовному делу, – далеко не очевидна. По окончанию очередного заседания Тельман Мхитарян, тяжело припадая на трость, спустится по двум пролётам боковой лестницы в автозак. Ему уже шестьдесят шесть. С утра всё начнётся сначала…

Из допроса потерпевшей Натальи Бондарук, 06.12.2012:

Защита: Кто сказал Вам о неправомерных действиях Мхитаряна?

Бондарук: Знакомые. Также известно из Новгородского областного телевидения, книги «Новгородское Чикаго».

Защ.: В чём ещё выражались причины опасений личности Мхитаряна?

Бондарук: Слышала слухи.

Защ.: Вы прочитали книгу до или после рассматриваемых событий?

Бондарук: После.

Защ.: Предложение (Мхитаряна о продаже предприятия) сопровождалось ли действиями, криками?

Бондарук: Нет.

Защ.: Прямая угроза имела место?

Бондарук: Я посчитала угрозой категоричное высказывание о продаже акций.

Наша справка

Тельман Мхитарян обвиняется в незаконном завладении акциями предприятий «Спектр» и «Новгородхлеб», соответственно – в 1998 и 2005 годах. Ущерб от совершённых действий, по версии следствия, составляет порядка 45 млн рублей. Уголовное дело по п. «б» ч. 3 ст.163 УК РФ (Вымогательство) возбуждено 30 октября 2008 года. Подсудимый арестован в августе 2010 года, своей вины не признаёт, утверждая, что обе коммерческие сделки были совершены по обоюдному согласию сторон и не оспаривались в течение долгого времени. В настоящее время предприятия «Спектр» и «Новгородхлеб», на момент приобретения Мхитаряном акций находившиеся в непростом экономическом положении, ведут устойчивую хозяйственную деятельность.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 05.12.2013 18:41
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх