// // Казус Становского

Казус Становского

681
В разделе

В Великом Новгороде завершился «процесс века». Несмотря на многочисленные несостыковки в деле (например, отсутствие прямых доказательств), новгородского предпринимателя Тельмана Мхитаряна признали виновным в вымогательстве акций предприятий «Спектр» и «Новгородхлеб». Суд приговорил его к 13-ти годам колонии строгого режима, лишению госнаграды и крупному денежному штрафу.

Суровый вердикт потряс не только родственников, но и адвокатов известного промышленника. По мнению Александра Леонтьева, защитника осуждённого, подобное решение – очевидный позор судебной системы, которая продемонстрировала свою неспособность противостоять власти и административному ресурсу.

– Александр, как Тельман Мхитарян воспринял этот приговор, учитывая его состояние здоровья? Наверняка родственники рассчитывали на некоторое снисхождение или же все были готовы к подобному исходу?

– Всё время рассмотрения дела теплилась надежда на объективность и беспристрастность судьи. Многие происходящие во время процесса события очевидно продемонстрировали несуразность обвинения, отдельные его позиции были полностью опровергнуты и вошли в противоречие логике и здравому смыслу. Кроме того, на первоначальных стадиях рассмотрения дела судья давал реальную возможность для полноценного процессуального противостояния.

Как при подобных обстоятельствах не рассчитывать на благоразумное решение? Конечно, рассчитывали. Но понимали, что на полное оправдание шансов нет. И то только в силу того факта, что в Новгородской области это уголовное дело рассматривается и преподносится властями как результат объявленной в 2007 году декриминализации региона. Сейчас уверенно можно сказать, что оценка качества этой работы может быть только на твердую «двойку». Но оценить так официально – значит перечеркнуть всю ту грандиозную работу, проделанную правоохранительными органами в течение нескольких лет. В такой ситуации предполагался компромисс – признать Тельмана Акоповича виновным, но частично изменить обвинение и вынести не суровый приговор. Но то, что мы слышали во время его оглашения – превзошло все ожидания и поразило многих. Наш подзащитный, по моему мнению, мужественно воспринял окончательный вердикт, держался, как настоящий воин, и готов далее сражаться за своё доброе имя.

– В принципе, уже по ходу процесса стало очевидно, что судебное разбирательство сдвинулось в сторону карательного уклона…

– Дело в том, что все заслуги, которые имеет Тельман Мхитарян, даже никак не связаны с предположением о его криминальности. Все награды, в том числе государственные, получены им за конкретные общеизвестные действия и поступки, признанные ранее новгородским обществом, никогда и нигде не оспорены, юридически полновесны.

Все эти заслуги, конечно, должны были учитываться при определении вида и размера наказания. Но в данном случае они фактически были отвергнуты и преданы забвению. Действительно, на определённой стадии процесс принял обвинительный уклон и заслуги Мхитаряна стали противоречить поставленной задаче – жёстко осудить подсудимого при любых обстоятельствах. Наши ожидания не оправдались, суд продемонстрировал полное игнорирование всех отличий этого человека перед обществом.

– Судья Алексей Становский, полностью удовлетворив запрос прокуратуры, присовокупил от себя ещё одно наказание – лишение ордена Дружбы. Сказалось желание проявить себя на первом «громком» процессе?

По теме

– Наше мнение в этом отношении остаётся неизменным – судебная система ещё не способна противостоять официальной власти и её административному ресурсу, не способна проявлять индивидуальный подход к отдельному делу и трезво оценивать публичный интерес в уголовных деликтах. Лишение Мхитаряна ордена – это не заслуженное реальным преступлением наказание,

а своеобразная месть и желание не допустить в будущем наступления каких-либо благоприятных юридических последствий для него в случае принятия акта об амнистии. Лишить любого шанса, любой возможности на свободу. Так же, как уже лишили возможности привести в порядок своё здоровьё и сделать операцию на сердце, которая ему была рекомендована аж в 2011году. Теперь никаких шансов!

– На ваш взгляд, имел ли суд в своём распоряжении прямые доказательства вины Мхитаряна в вымогательстве акций заводов «Спектр» и «Новгородхлеб»?

– Прямых доказательств вины Мхитаряна по обоим эпизодам не было и нет. Приговор фактически оценивает предположения свидетелей и явную ложь потерпевших. При этом следует отметить, что многие доводы очевидно подтянуты к необходимому результату, достаточно размыты и неконкретны, обжалуемый приговор – яркий пример казуистики и судебного крючкотворства, лишь бы доказать вину подсудимого. Все эти моменты будут подробно описаны в жалобе. И будем надеяться, что суд апелляционной инстанции сможет объективно оценить имеющиеся у защиты доказательства невиновности Тельмана Акоповича, которых явно много в этом деле.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 04.07.2014 13:05
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх