// // Онкологическая помощь в руках мошенников?

Онкологическая помощь в руках мошенников?

3722

Андрюха-парафинщик

В разделе

Федеральной онкологической программе пришёл конец. Она не будет продолжена в 2015 году. В частности, отныне проблемы диагностики рака решаются в рамках региональных программ. В российском Минздраве считают, что это не должно отразиться на доступности и качестве медицинской помощи для населения. Однако тут, как говорится, не всё так просто. Особенно когда местные чиновники не в меру внимательно относятся к сомнительным игрокам рынка.

В ноябре 2014 года в учреждения здравоохранения Северной столицы было направлено обращение из профильного комитета, подписанное начальником Управления по организации медицинской помощи взрослому населению, медицинской реабилитации и санаторно-курортному лечению Яной Кабушка. На основании этой бумаги главврачам и другим руководителям предлагалось в пятидневный срок рассмотреть коммерческую информацию ООО «МедТехникаПоинт» по вопросу продаж российского медицинского диагностического и лабораторного оборудования.

Согласитесь, просьба от вышестоящего начальства часто звучит как приказ. Впрочем, действию, когда государевы чиновники вдруг начинают активно предлагать продукцию конкретного коммерсанта, есть вполне однозначное определение. Но пока мы воздержимся от цитирования Уголовного кодекса и попробуем разобраться, за кого же «просили» в петербургском Комздраве?

Анализы или смерть?

Несмотря на то, что официальным директором ООО «МедТехникаПоинт» значится некая Татьяна Рудакова, как удалось выяснить «Нашей Версии на Неве», фактически к этой фирме и ряду ей подобных имеет непосредственное отношение предприниматель Андрей Цыганков. Его биография пестра, а помыслы честолюбивы. Приведём лишь одну цитату из предложения, которое направила вышеупомянутая компания в конце сентября сразу в два федеральных министерства и губернатору Санкт-Петербурга: «Ежегодная потребность в гистологическом оборудовании в Российской Федерации составляет не менее 2 млрд рублей, а сопутствующих реагентов – не менее 3 млрд рублей, и эти цифры ежегодно прирастают на 8-12%, в т.ч. потому что 80% анализов проводится для диагностики онкологических заболеваний, статистика смертности от которых обратно пропорциональна числу анализов, себестоимость которых, в том числе благодаря нашим усилиям, за последние 3 года снизилась почти в 1,5 раза».

Раз уж речь зашла о смерти, самое время вспомнить о решении Арбитражного суда Томской области, вынесенном в апреле этого года. Согласно нему был расторгнут контракт на поставку гистологической заливочной среды для нужд регионального Патологоанатомического бюро и взыскана неустойка с петербургского ООО «ЛабПоинт». Причина – поставщик отправил некачественную продукцию, не соответствующую по техническим характеристикам заявленной изначально, претензионные письма игнорировал, на рассмотрение дела не явился и даже отзыва в своё оправдание не предоставил.

Небольшое путешествие по Сети привело нашего корреспондента к сайту, который зарегистрирован на бывшего менеджера «отдела снабжения» группы компаний «ЛабПоинт» Катерину Обатурову. Пожалуй, самым популярным персонажем этого сайта является как раз Андрей Цыганков, идейный вдохновитель и руководитель сразу нескольких фирм похожего профиля. Мелькает здесь и личность Татьяны Рудаковой, пафосно заявившей о том, как снизилась смертность от онкологических заболеваний благодаря усилиям ООО «МедТехникаПоинт».

Катя-Катерина

С Цыганковым нашу собеседницу познакомила её приятельница, две девушки несколько лет работали в ресторане. Она звалась Татьяной. И Катерина стала менеджером.

По теме

– Приходила в компанию «ЛабПоинт», но официально меня устроили в «МедТехникаПоинт». В офисе, где мы работали, располагались ещё «Микс Поинт», два «ЛабПоинта», «МедТехникаПоинт» и «МедТехника-Поинт». Головная – «ЛабПоинт», от неё выигрывались контракты, которые точно должны быть поставлены, потому что это репутация. А «МедТехникаПоинт» поставляла в основном оборудование для гистологических исследований и тоже никак не могла проиграть, – рассказывает Катерина Обатурова. – В других организациях числились только директоры…

– То есть на тендер выходили «свои» компании, точнее печати из сейфа. Кто-то обязательно выигрывал, а другие были формальными участниками?

– Да. Но все подчинялись Андрею Цыганкову. Директор одной из фирм вообще жил в Москве, пару раз в год приезжая в Питер. Например, «Микс Поинтом» руководил племянник Цыганкова, с такой же фамилией. Первоначально эта компания занималась полиграфией, и приходилось поставлять медицинское оборудование, не имея регистрационных удостоверений. Нужные документы «рисовались». Поэтому были контракты, документация на которые сопровождались липовыми регистрационными удостоверениями. Однажды это вскрылось, «Микс Поинт» был внесён в «чёрный список» поставщиков. Ряд клиентов, сотрудничавших как с ним, так и с «ЛабПоинтом», стали недоумевать. И Андрей Цыганков дал указание – оповестить сомневающихся, что фирма племянника-однофамильца якобы не имеет к нам никакого отношения.

– Выигрывать конкурс за конкурсом – крайне тяжело… Как это удавалось?

– Клиенты банально «покупались», подсаживались на бонусную программу: откат в размере 5-10 %. Скажем, на банковскую карту. За два года, что я работала, таких клиентов было полтора десятка. Руководство давало мне деньги и номера карточек, на которые следовало перечислить «бонусы». Не исключаю, что это не всё. Что-то приходило мимо меня.

Мы за своё, российское…

«Есть бывшие сотрудники, которые действовали на нашей территории и лили воду на мельницу конкурентов. Сейчас с ними работают следственные органы. Дело в том, что мы строим производство и занимаемся импортозамещением, а те, кто импортируют дорогостоящее оборудование из Японии и Америки, чувствуют для себя в этом угрозу. Всё это – это проявление недобросовестной конкуренции», – так прокомментировал происходящее «Нашей Версии на Неве» Андрей Цыганков.

«Продажи российского оборудования нашего производства были бы намного выше, если бы конкуренты не пользовались несовершенством законодательства о госзакупках, – вторит ему Татьяна Рудакова. – К сожалению, надзорные органы не имеют представления ни о характеристиках оборудования, ни о потребностях лаборатории. Поэтому предпочитают не вмешиваться в сложившуюся ситуацию»…

Вот уж действительно – лучше бы вмешались. Но об этом чуть позже. А пока снова зароемся в судебные решения. В декабре 2013 года Арбитражный суд удовлетворил требование ООО «Магистраль» взыскать с ООО «МедТехникаПоинт» невозвращённые заёмные денежные средства в размере 4,9 млн рублей плюс проценты, пени и расходы по уплате госпошлины. Как и в случае с Томском, ответчик полностью проигнорировал судебное заседание. Спустя месяц, в январе этого года, аналогичные требования – взыскание 7,1 млн рублей по денежному займу, проценты, пени и расходы по госпошлине, были удовлетворены по иску ООО «Меридиан» к ООО «МедТехникаПоинт».

Интересно, что знает о финансовой чистоплотности коммерческих фирм Комитет по здравоохранению Санкт-Петербурга, прежде чем рассылает директивы подведомственным медицинским учреждениям?

Из сентябрьского предложения компании «МедТехникаПоинт», направленного в Смольный: «Мы ищем поддержку в инвестиционном проекте импортозамещения медицинской техники на условиях частно-государственного партнёрства. При административной поддержке мы готовы привлечь инвестиции на строительство завода площадью 1000 кв. м. мощностью 10 000 тонн реагентов и 5 000 единиц оборудования в год, требующего земельный участок с коммуникациями (электроэнергия, вода, канализация) в транспортной доступности, площадью 1 Га».

По теме

Раз уж разговор пошёл с размахом, снова вспомним Томск…

«У нас была линейка итальянской продукции, которая каким-то странным образом ввозилась через Финляндию, видимо под видом личных вещей. Но это действительно хорошая качественная продукция, – мы продолжаем беседовать с Катериной Обатуровой. – Был ещё Китай. Когда-то Цыганков установил там контакт. И китайцы начали клепать оборудование под маркой «МедТехникаПоинт». Из-за границы оно уже приходило с соответствующими логотипами. В России ничего не производилось. Под Петергофом поставили ангар, на улице 1 мая, д. 89, наняли двух лицензированных специалистов, сделали презентацию того, что было привезено из Китая, уже в сборе. Здесь же Цыганков производил парафин, формалин, реагенты. Как-то мы поставили «самопальный» парафин постоянному клиенту в Томск. И у них сломалась вся система. Пришлось оплачивать ремонт. При этом на этикетках значилось, что это итальянская продукция. Печатали наклейки здесь, на цветном принтере. А «итальянские» пакеты заказали в Москве…».

Маленький потайной заводик

По словам бывших сотрудников, ангар был разделён на две части – ту, которая предназначалась для посторонних глаз, и другую, куда вход чужим был категорически воспрещён. Но поскольку надзорные органы, как точно подметила Татьяна Рудакова, «предпочитают не вмешиваться в сложившуюся ситуацию», полулегальная фабрика исправно поставляла продукцию в регионы страны.

«Когда приезжала какая-нибудь проверка, доступ в запретную зону срочно закидывался коробками. До декабря 2013 года на складе работали узбеки-нелегалы, после того как проверяющие их обнаружили, мигрантов пришлось узаконить. В этом же ангаре они порой и обитали, так как зарплату хронически не платили, и возможности где-либо снять жильё у узбеков не было. Впрочем, и другим работникам временами выдавали в виде зарплаты не более 4000 рублей в месяц, чего хватало только на проезд до работы и покупку «бич-пакета» – стаканчика с сухой лапшой», – вспоминает свою работу в «МедТехникеПоинт» Катерина Обатурова. – Китайцам платили. Но проблема в том, что они поставляют продукцию небыстро. Получалось – контракт с клиентом заключен, а оборудования нет. В таком случае в больницу привозился «чёрный ящик», якобы это гистопроцессор. Опечатывался. Представителю клиента объяснялось, что по сроку поставки контракт исполнен, а ввод в эксплуатацию будет позже. Через какое-то время привозилось настоящее оборудование, мол, извините, поставленное прежде – это досадная ошибка».

Видимо, чиновникам Комздрава, равно как и руководителям петербургских медучреждений, ещё придётся столкнуться с фокусами Андрея Цыганкова. В отличие от его бывших сотрудников, в действиях которых он видит исключительно нападки недобросовестных конкурентов. Впрочем, как сообщили эти сотрудники «Нашей Версии на Неве», в Куйбышевском районном суде уже прошло несколько процессов по поводу нарушения Цыганковым трудового законодательства и невыплаты зарплат. Пока добиться правды не удалось. Но ещё не все потеряно.

Ну а маленький потайной заводик Андрюхи-парафинщика при административной поддержке может успешно вырасти и превратиться в предприятие-гигант. Особенно на волне импортозамещения. Как это скажется на состоянии онкобольных, лучше не думать…

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 15.12.2014 22:53
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх