// // Смирнягин

Смирнягин

3319
В разделе

Разрыв в виде православного креста делит чёрный надгробный памятник Максиму Смирнягину на Смоленском кладбище на две равные части. Это совершенно не соответствует действительности – недолгая жизнь не дожившего и до 30 лет Максима Валерьевича, известного под кличкой «Макс», была монолитна, как скала, и целиком посвящена суровым будням передела собственности.

На боевом посту он и погиб. 14 октября 1997 года снайпер, залегший на чердаке дома 103 по набережной Фонтанки, обстрелял из карабина «КО» въехавший во двор «Мерседес-500». Два точных попадания в грудь и в голову на месте оборвали жизнь Смирнягина, другие пассажиры автомобиля не пострадали. Почерк киллера настолько напоминал убийство вице-губернатора Санкт-Петербурга Михаила Маневича, что некоторые предполагали, что стрелял один и тот же человек. Однако доказать это не удалось.

В органах убийство встретили не без злорадства. Незадолго до того следствию не удалось посадить Смирнягина, его друга Сергея Отса («Тормоз») и учившего этих молодых людей навыкам профессии Сергея Тарасова («Тарас»). Обвинение в бандитизме развалилось, Смирнягина выпустили из СИЗО «Кресты». Ещё раньше – в 1992 году – милиция точно так же не смогла реализовать информацию о том, что Максим с друзьями по кафе «Встреча» якобы имеет вредную привычку затаскивать коммерсантов в подвалы, где их подолгу держат, бьют и вымогают деньги.

Там, где оказалось бессильно МВД, вмешались иные силы и обстоятельства. В том же 1997 году зарезали слишком много знавшего боевика группировки Сергея Строкина. Погиб и когда-то успешно скрывавшийся от следствия Отс, его труп нашли на даче в дни августовского кризиса 1998 года. Несколькими месяцами ранее отправилась на зону мать «Тормоза», директор того самого общепита «Встреча», уличённая в контрабанде американского кокаина. Наркотики, если верить оперативникам, приходили в Россию на адреса одиноких малоимущих пенсионеров, согласившихся получить чужую посылку за небольшое вознаграждение.

Зато Сергей Тарасов жив до сих пор, хотя и осуждён на 17 лет за убийство предпринимателя Виктора Смирнова. Раскрытие ликвидации Смирнова, осуществленной по заказу покровителя банды «Тараса» – депутата Государственной Думы от ЛДПР Михаила Монастырского, было представлено как крупнейшая удача правоохранительных органов.

Но затем случилось неожиданное. Через три с небольшим года врачи обнаружили у Тарасова «рак мочевого пузыря с метастазами во внутренние лимфоузлы и пояснично-крестцовый отдел позвоночника». Диагноз гласил, что если не лечить наставника Смирнягина должным образом, он умрёт, а в заключении это сделать невозможно. С тех пор прошло семь лет, освобождённый «Тарас» чувствует себя прекрасно, пережил своего бывшего клиента Монастырского и, похоже, присоединится к покойному Максиму очень не скоро.

Могила Смирнягина не выглядит заброшенной. Вероятно, унаследовавший некоторое имущество старшего брата бизнесмен Алексей Смирнягин и другие родственники не забывают покойного.

Полный вариант текста напечатан в газете "Наша Версия на Неве" № 163, 07 - 13 февраля 2011

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2013 19:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх