// // Цепов сдал Млынника, а Сыч арестован справедливо!

Цепов сдал Млынника, а Сыч арестован справедливо!

9785
В разделе

Роман Цепов

Опальный начальник 7-ого отдела Управления по борьбе с организованной преступностью ГУВД Игорь Гусев вспоминает о своих «подопечных» и сослуживцах

– Чем занимался Ваш отдел?

– Мы специализировались по лидерам организованных преступных групп и сообществ. Мне руководство поручало работу по Владимиру Кумарину-Барсукову («Куму»), Михаилу Мирилашвили («Мише Кутаисскому»), Юрию Гамилко («Юре Всеволожскому»), Александру Анисимову («Акуле»), Андрею Мироедову («Мирычу») – криминальным авторитетам и так называемым «ворам в законе». За период службы в отделе по нашим и лично моим разработкам, помимо названных лиц, привлекли к ответственности Александра Ефимова, Руслана Коляка, банду Юрия Наумова, членов «тамбовского» преступного сообщества… Были привлечены за бандитизм представители «малышевского» сообщества – Сергей Карев, Андрей Луневич, их соучастники, а также Андрей Волов («Андрей Маленький») и Александр Уракчеев («Саша Татарин»). Когда работали по Мироедову, в поле зрения попал сотрудник ФСБ. Все материалы в связи с этим передали в военную прокуратуру, но там, как часто случалось, уголовное дело прекратили, хотя, на мой взгляд, доказательств было достаточно… Даже сейчас Следственный комитет направляет дела в суды по некоторым нашим разработкам того времени.

– Правда ли, что Вы в январе 2003 года инициировали приезд бойцов СОБР в «Талион», причем во время рейда был избит владелец этого клуба Александр Ебралидзе?

– Нет, мы в тот день вообще никуда не выезжали. Судя по всему, это был 7-й отдел РУОП Северо-Западного управления МВД, который с нашим – 7-м отделом УБОП ГУВД постоянно путали.

– Ваше увольнение как-то связано с главой охранной фирмы «Балтик-Эскорт» Романом Цеповым?

– Связано напрямую, и не только моё. Цепов появился в поле зрения сотрудников милиции в 1992 году, когда он был ещё никем. Проходил обвиняемым по уголовному делу, находился под стражей, потом был освобождён. При этом сдал правоохранительным органам командира рижского ОМОН Чеслава Млынника – тогда рижских омоновцев вылавливали по всему бывшему СССР. Я лично увидел Романа Игоревича в 1999 году, когда вёл оперативное сопровождение уголовного дела по факту вымогательства крупной суммы денег у директора одной из коммерческих фирм Гатчины. К этому предпринимателю Цепов приходил лично, бил его барсеткой по лицу и требовал деньги, угрожая оружием. Мы тогда подтянули ещё ряд эпизодов его преступной деятельности – в частности, разбойное нападение на офис. Однако все уголовные дела в отношении Романа Цепова были прекращены, когда у того появились известные покровители, которые, включив свой административный ресурс, не дали привлечь его к уголовной ответственности. Позднее именно Цепов стал для нашего города самой большой бедой. Располагая неограниченной поддержкой тех же покровителей, общаясь со всеми криминальными авторитетами города и превратившись в неприкасаемого, этот насквозь криминальный человек построил под себя всё петербургское ГУВД. В этой структуре лично он организовывал назначения на руководящие должности, присвоение званий и решение прочих вопросов.

По теме

– Однако помимо Цепова в городе существовали и другие беспокойные люди. Например, Вы поддерживали знакомство с Вашим армейским сослуживцем Артуром Кжижевичем?

– Мы, действительно, вместе служили, но после 1984 года (из армии я пришёл в 1983-м) никаких отношений не поддерживали, по моим разработкам он никогда не проходил. Встретились в конце 1993 года, когда я уже работал на Литейном. Тогда под Новый год в Кжижевича стреляли, и он с тяжёлыми ранениями попал в больницу. У нас в отделе утром прочитали сводку об этом, и я сказал, что вместе служили. Тогда начальники попросили, чтобы с ними съездил к нему в больничную палату в качестве переговорщика. Ну, приехали, говорю: «Здорово, пехота!», он: «Привет, разведка!» Поговорили так, ни о чём – и всё. В начале весны следующего года он сел, и сидел до 2000-го. За это время по указанию руководства я только один раз летал к нему в колонию в Сибирь. В Кжижевича стреляли люди «Андрея Маленького», которого мы тогда разрабатывали, у сотрудника, который этим занимался, должно было начаться раскрытие, и мне нужно было убедить Артура, чтобы тот дал показания, как потерпевший. Но никаких показаний он давать, конечно, не стал, потому что был упёртым – «стоял на понятиях».

– Недоброжелатели обвиняли Вас в устранении по заказу Кжижевича других криминальных авторитетов…

– Полная чушь, и всем это известно. Мои недоброжелатели действуют по принципу: кинуть порцию дерьма, а ты отмывайся. Договорились даже до того, будто Кжижевич спал с моей женой! Смотрите сами: с 1994 по 2000 год он сидит. За это время у нас 6-7 банд село, в том числе группировка «Андрея Маленького». Из тюрьмы он мне задания давал что ли? Дальше, в 2001 году я стал начальником отдела. Кжижевич как раз выходит, находится на свободе буквально каких-то несколько месяцев – и мы Мирилашвили закрываем. Тоже по его команде? Хорошо, допустим, но тогда Кжижевич должен получить от этого какую-то выгоду, что-то забрать у Мирилашвили. Ну и что он забрал? Про меня тоже писали, что я у кого-то какой-то бизнес отбирал, но какой – старательно не называют. На самом деле кампанию против меня устроили Цепов и Владимир Кумарин, с помощью моих высокопоставленных коллег из милиции. Наш отдел с криминальными авторитетами не договаривался, стал им как кость в горле, поэтому и был в конечном итоге ликвидирован.

– Глава «тамбовской» ОПГ Кумарин утверждает, что Вашей супруге Ирине Панариной приходилось его допрашивать в 1990-е годы, и даже упоминает некий «семейный подряд». Что можете ответить?

– «Кум» всё перепутал – наверное, от удара пулей по голове у него шарики за ролики зашли. Ирина Панарина с ним знакома с конца 1980-х, когда была следователем Кировского РУВД. Тогда расследовалось дело по убийству одного антиквара. Кумарина, как подозреваемого, проверяли на причастность, а Панарина арестовывала его за хранение боеприпасов. Кумарин в своих рассказах назвал её следователем прокуратуры, но она никогда там не работала, была следователем МВД, где ей и поручали самые тяжёлые дела. Я познакомился с «Кумом» позднее – в 2002 году, когда мы «приземлили» его коллегу «Юру Всеволожского». Следователь Панарина действительно вела это дело, но по заданию своего непосредственного начальства, и не понимаю, откуда Кумарин взял тут какой-то наш «семейный подряд»? Я, как руководитель оперативного подразделения, и моя жена, как следователь, были связаны законом и приказами своего руководства и не могли делать, что кому захочется. Я занимался разработкой Кумарина и его личного окружения – кстати, предложил ограничить общение «Кума» с другими сотрудниками МВД, возложив все обязанности по контакту с ним только на мой отдел или на меня лично. На тот момент мы знали, что с этим человеком связаны все нашумевшие убийства в городе, включая расстрел члена Государственной Думы Галины Старовойтовой. Сейчас данную ликвидацию вешают на думского депутата Михаила Глущенко, но ведь Глущенко был в подчинении у Кумарина.

– Бывшего замначальника УБОП Владимира Сыча подозревали в содействии рейдерским захватам и покровительстве криминальному авторитету Михаилу Слиозбергу. Накануне своего последнего ареста Сыч сделал видеозапись, где, пытаясь оправдаться, назвал в числе своих личных врагов Вас. Что на самом деле произошло?

По теме

Владимир Сыч

– В 1997 году, когда отделом разрабатывался «Акула», в наше поле зрения попал Михаил Слиозберг – у «Акулы» он был одним из «бригадиров», носил клички «Миша Купчинский» и «Миша Шустрый». Для меня знакомство Сыча и Слиозберга началось с того времени. Тогда «Купчинского» не удалось привлечь к уголовной ответственности, поскольку на него не было добыто конкретных эпизодов преступной деятельности, а за участие в преступном сообществе без конкретных преступлений ответственность по закону не предусмотрена. Сыч сейчас уверяет, что со Слиозбергом он встречался всего два раза, и это связано «с расстрелами и получением автоматов». Получается, что звонит такой незнакомый Слиозберг оперу, который хочет его посадить, и говорит: «Слушай! Тут вот «калашниковы» лежат, дай я их тебе выдам?». Вы себе представляете, как можно так запросто передать человеку, с которым ты не общаешься, боевое оружие? Почему никто не спросит у Владимира Сыча: как официально была оформлена сдача Михаилом Слиозбергом автоматов, где они находятся в данный момент, о каких расстрелах идет речь, кто из руководства санкционировал эти встречи? Когда «Акула» отбывал наказание в колонии, «Миша Купчинский» стал «работать», если так можно выразиться, с вором в законе «Мирычем». При этом Слиозберг перепрофилировался, из бандита с оружием превратившись в рейдера. Именно с того периода в городе началась мощнейшая волна рейдерских захватов, и практически все они проходили с участием сотрудников милиции – в частности, Владимира Сыча, его подельников Азера Алиева, Василия Боровицкого и других. Так что Сыча, на мой взгляд, арестовали совершенно справедливо, а освободили по чисто формальным основаниям. Он давно уже стал «бизнесменом от ментов» – не служил, а зарабатывал деньги, используя свое служебное положение.

– Вы тогда уже ушли из МВД?

– В 2004 году наш отдел был фактически уничтожен, а я уволен, о чём неоднократно писали нормальные газеты, не подконтрольные Кумарину и Цепову. Тогдашний заместитель начальника УБОП Сергей Умнов заявил на совещании, что «времена Жегловых закончились». Не ошибусь, если скажу, что он имел в виду меня и 7-ой отдел.

– Cлиозберг сейчас скрывается в Израиле и оттуда пропагандирует свою версию. В частности, утверждает, что Вы в ходе допросов настаивали на сотрудничестве, а Ваша супруга якобы предлагала ему в обмен на свободу «дать показания на Сычару». Это правда?

– В 2002 году моя жена расследовала уголовное дело в отношении Слиозберга и других лиц по факту захвата ими помещений одного из структурных подразделений РАО «ЕЭС». Знаю, что никогда следователь Панарина так грязно не торговалась с преступниками. Мы проработали вместе много лет, и торг с бандитами всегда был один: правда, а за это – мера пресечения, не связанная с лишением свободы, или отражение в обвинительном заключении раскаяния лица, совершившего преступление. Менять показания одного преступника на другого – недостойно хорошего следователя. Довести дело до суда Ирине не удалось, поскольку компания Слиозберга и Сыча организовала его передачу в следственный комитет МВД, где стали уничтожать доказательства. И только сейчас Следственный Комитет России смог вернуть расследование в законное русло.

– В заключение личный вопрос. Ссылаясь на материалы 3-го отдела РУОП от 11 августа 1993 г., в прессе писали, что в начале 1990-х годов Вы якобы злоупотребляли алкоголем и избивали сожительницу…

– Во-первых, это секретные сведения, которые похищены из 3-го отдела РУОП, занимающегося личным составом. Во-вторых, ничего подобного я не делал. Меня 12 августа 1993 года назначили в 5-й отдел РУОП, перед назначением кандидатуру согласовали. Делали оперативную установку на меня, послали узнать обо мне от соседей – как живу, но ошиблись адресом. На одной лестничной площадке со мной была квартира, в которой как раз жил вечно пьяный хулиган, избивавший свою сожительницу. Я его сам несколько раз на 15 суток отправлял. Вероятнее всего, позвонили в квартиру этого хулигана, и он меня в отместку оговорил, а потом всё выяснилось. Кстати, за все 22 года службы у меня ни одного взыскания, одни только награды, из них несколько государственных.

По теме

Жанна Ильина

От редакции

О ком рассказал Игорь Гусев

Анисимов Александр Вячеславович. Неоднократно судим, в 1990-е годы известен, как руководитель крупного сообщества, действовавшего в южных районах Санкт-Петербурга. Арестован в 1998 г., осуждён за вымогательство и похищение человека. Освобождён в 2006 году.

Барсуков (Кумарин) Владимир Сергеевич. Руководитель «тамбовского» преступного сообщества, в 1990-е и 2000-е годы имел репутацию «ночного губернатора Санкт-Петербурга». Неоднократно судим. С 2007 года находится под стражей, осуждён согласно нескольким статьям УК РФ, по ряду уголовных дел продолжается следствие.

Волов Андрей Альбертович. Бывший инструктор ленинградского обкома комсомола, впоследствии – организатор банды. Скрывался в Венесуэле, при возвращении в Санкт-Петербург арестован в 1999 году, осуждён за бандитизм и убийство. Пользуясь покровительством бывших офицеров ФСБ, неоднократно инициировал вопрос о своём условно-досрочном освобождении. С 2009 года – на свободе.

Гамилко Юрий Васильевич. Авторитетный предприниматель. Имел деловые интересы в топливном бизнесе, контролировал коммерческие объекты в Ленинградской области. Арестован в 2002 году, прославился благодаря открытому письму на имя президента Владимира Путина. Освобождён в 2004 году.

Мирилашвили Михаил Михайлович. Авторитетный предприниматель, спонсор Большой хоральной синагоги. Вместе с братом Константином (Габриэлем) Мирилашвили в 1990-е годы считался лидеров одного из наиболее влиятельных организованных сообществ Петербурга. В 2001 году арестован по обвинению в похищении двоих впоследствии убитых выходцев из Грузии. Освобождён из колонии в 2009 году. Эмигрировал в Израиль, где оказывает спонсорскую помощь танковым частям ЦАХАЛ. Продолжает контролировать крупную недвижимость в Санкт-Петербурге.

Мироедов Андрей Евгеньевич. «Вор в законе». Ранее числился в сообществе покойного Юрия Комарова, проходил по ряду уголовных дел. Имеет широкую сферу бизнес-интересов и связей в силовых структурах.

Слиозберг Михаил Леонидович. Авторитетный предприниматель. Работал в окружении Александра Анисимова, впоследствии специализировался на переделе собственности. Объявлен в федеральный розыск в связи с захватом Фрунзенского плодоовощного комбината. Скрывается в Израиле.

Сыч Владимир Васильевич. Заместитель начальника петербургского УБОП. Как обвиняемый, фигурировал в деле о захвате Фрунзенского плодоовощного комбината, скрылся от следствия. Арестован в 2008 году. Освобождён в 2010 году под значительный денежный залог.

Цепов Роман Игоревич. Глава ОП «Балтик-эскорт», осуществлял охрану мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, вице-мэра Владимира Путина, Бориса Березовского, Аллы Пугачевой, Пьера Кардена. Вмешивался в ряд имущественных конфликтов, в том числе в перераспределение активов нефтяной компании ЮКОС. Отравлен боевым ядом в 2004 году.

Кжижевич Артур Витольдович. Неоднократно судим, в том числе за убийства. Скончался в 2007 году в бывшем изоляторе петербургского УФСБ.

Полный вариант текста напечатан в газете "Наша Версия на Неве" № 171, 04 - 10 апреля 2011

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2013 19:49
Копировать текст статьи
Комментарии 1
  • Ольга Петрова 17.09.2016 11:54

    Всёх путинских дружков перечислил

Новости партнеров
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх