// // Коллекционер, который живёт на крыше

Коллекционер, который живёт на крыше

529
В разделе

Сгоревшая мансарда дома Достоевского, которая чуть не лишила Петербург выдающегося памятника архитектуры, была построена без разрешения. Как стало известно «Нашей Версии на Неве», огнём пожара и водой из брандспойтов был положен конец недолгому наслаждению жизнью в домике на крыше, к которому его обладатель шёл долгих восемь лет. Для воплощения мечты «экзальтированного коллекционера», получившего своё прозвище с подачи прессы, была разработана и реализована многоходовая комбинация.

В ней, как выяснилось, участвовал один из лучших в стране юристов в сфере жилищного законодательства.

Двухэтажная надстройка в доме на Караванной, 16/14, появилась в августе 2007 года – этим месяцем датирован акт государственной комиссии, осуществлявшей приёмку работ по реконструкции чердачного помещения. Как следует из материалов судебного заседания, разделившего мансарду между инвесторами её строительства, начало реконструкции следует отсчитывать с конца 2003 года, когда районная администрация заключила с собственницей одной из квартир инвестиционный договор.

По данному соглашению, инвестор за свой счёт обязалась переоборудовать пыльный чердак под жильё, которое за это отходило ей в собственность. Какая польза от этого соглашения городу, и чем данная особа заслужила такую честь, суд интересоваться не стал. Отметив только, что, согласно договору, женщине было предоставлено право привлечь к строительству дольщиков, разделив с ними будущую жилплощадь пропорционально вкладу в общее дело.

Но в действительности начало истории стоит искать несколько раньше – первым весенним днём того же 2003 года. В этот день собственники квартир

в доме на Караванной организовали кондоминиум, который банально нарекли «Товарищество собственников жилья «Караванная, 16». О создании мансарды в тот день не говорили, и её будущий конечный бенефициар даже не входил в состав участников заседания. Зато это ТСЖ, почти по Станиславскому, выстрелит в одном из следующих актов. Ещё одним пунктом повестки того дня стало утверждение кандидатуры поверенного. Будущий обладатель домика на крыше проявится только через три года.

В августе 2006 года наш инвестор воспользовалась упомянутым правом и подключила к проекту трёх компаньонов: Виктора Дзодзиева, Алана Дзасохова и Евгения Секерина, каждый из которых получал право на часть возводимых жилых помещений пропорционально своему вкладу в общее дело. Втроём они полностью оплатили работы.

Решение финансовых вопросов в столь сложном деле, как реконструкция здания XIX века, это даже не полдела. Вот тут на сцену и выходит заблаговременно созданное ТСЖ. Примерно в те же дни, что проходило заключение договоров с дольщиками, его тогдашний председатель неожиданно слагает с себя полномочия в пользу одного из дольщиков – того самого коллекционера, будущего одинокого обитателя пентхауса Виктора Дзодзиева. Почему нотариуса, визировавшего его доверенность, не смутил тот момент, что должность председателя ТСЖ является выборной, а наш герой не то, что не избирался председателем – вообще не был членом переданного в его управление товарищества?

Зато с вливанием свежих сил работа закипела, и уже через год стройка была завершена. В результате проведённой реконструкции на бывшем чердаке выросла двухэтажная мансарда, разделённая на три отдельные квартиры.

Тем временем, в среде жильцов дома, над головами которых развернулись строительно-монтажные работы, тлело недовольство. Ближе к финальной стадии строительства оно стало выливаться в жалобы и обращения в различные контролирующие и надзирающие инстанции. Часть этой переписки оказалась в распоряжении «Нашей Версии на Неве». Так, согласно одному из документов, в январе 2008-го жалоба на незаконность строительства поступила в прокуратуру Центрального района. Её авторы, в частности, предложили трактовать рокировку председателей не иначе, как самоуправство, что, по мнению заявителей, ставило под сомнение легальность всего проекта.

По теме

К сожалению, к тому моменту уже были подписаны акты госприёмки выполненных работ и разрешение на ввод в эксплуатацию новых квартир, и понятно, что отыгрывать ситуацию назад никто из чиновников явно не горел желанием. Несколько месяцев различные ведомства пересылали друг другу жалобы жильцов с Караванной.

И пока жалобщики пытались найти организацию, достаточно компетентную, чтобы решиться ответить на заданные неудобные вопросы, наш герой продолжал методично, шаг за шагом, двигаться к своей цели.

Так, в мае 2008-го новые партнёры первоначального инвестора потребовали свои законные доли. По их заявлениям, поданным в Дзержинский районный суд, выходило, что каждому из дольщиков полагалось по квартире, а следовательно, формальный организатор строительства, с которой КУГИ заключал договор, оставалась в результате ни с чем. Впрочем, как отмечается в постановлениях суда, ответчик против такого расклада совсем не возражала, и даже наоборот ходатайствовала перед правосудием о решении в пользу своих бывших компаньонов. Видимо на радостях, что не нужно искать правых и виноватых, суд рассмотрел все три дела в один день, приняв идентичные решения – отдать господам Секерину, Дзасохову и Дзодзиеву вожделенные квадратные метры. Отметим, что интересы удачливых обладателей новостройки на суде представлял тот же юрист, что за пять лет до этого был выбран поверенным ТСЖ «Караванная, 16».

Тем временем недовольные строительством продолжали бомбардировать разные ведомства жалобами и заявлениями. Впрочем, пока без особого успеха. Чиновники как один отмахивались стандартными формальными ответами, изящно обходя в них все неудобные вопросы: от того, насколько легально возведение мансарды в историческом центре города, до того, есть ли у строящих её рабочих разрешения на работу в России. Районная прокуратура передала жалобу беспокойных соседей в жилищную инспекцию, жилищная инспекция – назад на доработку в прокуратуру. Когда жильцам удалось-таки добиться от чиновников реальных действий, на дворе стоял уже 2010-й год, и вместо того, чтобы остановить строительство, инспекторы обнаружили уже незаконные перепланировки в построенных квартирах.

Формулировка «незаконные перепланировки», вероятно, была чиновничьим эвфемизмом, за которым скрывалось, что в мансарде вместо первоначальных трёх квартир расположился хостел на 40 мест. Вскоре, правда, он был закрыт, но рекламу до сих пор ещё можно встретить на тематических ресурсах Глобальной сети.

Достойный отдельного упоминания ответ пришёл от администрации Центрального района в апреле 2010 года. Как следовало из этого письма, хостела по адресу Караванная, 16/14, чиновники не нашли. Зато выяснили, что вместо известных нам дольщиков, собственником всех трёх квартир теперь является некая компания «Артелла Интернешнл корп», разыскать которую не представляется возможным.

И, стало быть, нет и возможности «уведомить собственника о недопустимости использования не по назначению помещений жилых квартир». В связи с чем жильцам и ТСЖ предлагалось взять это вопрос на свой контроль. Самим, значит, следить, чтобы мансарда не превратилась в хостел или в бордель. Круг замкнулся.

На исходе 2010 года к судьбе мансарды подключился тогдашний вице-губернатор по строительству Игорь Метельский. Но в ней уже вновь жил лишь одинокий экзальтированный коллекционер. Поутих и пыл борьбы у его невольных соседей. И дом на Караванной ненадолго погрузился в почти идиллическое состояние, которое в октябре 2013-го нарушил пожар.

Оценить красоту применённой схемы превращения чердака в старом доме в элитное жильё и перспективы дальнейшей судьбы строения корреспондент «Нашей Версии на Неве» хотел попросить привычного комментатора таких вопросов – юриста Дмитрия Некрестьянова из бюро «Качкин и Партнеры». Признанный в профессиональном сообществе одним из лучших специалистов в своей сфере, он обычно охотно шёл на контакты со СМИ. Однако в этом случае Дмитрий Некрестьянов вынужден был сделать исключение, так как именно он и был тем юристом, который вёл дела ТСЖ «Караванная, 16» и застраивавших чердак дольщиков. И, по понятным причинам, от каких-либо официальных комментариев вынужден был отказаться. Другие опрошенные эксперты сошлись во мнении, что даже если все решения органов, санкционировавших реконструкцию, окажутся незаконными, срок давности по ним давно уже истёк. Максимум, что отводит законодатель на обжалование решений ТСЖ – полгода, на гражданский процесс по жилищным вопросам – не больше трёх лет. Так что старым и новым соседям с Караванной, 16/14, по всей видимости, придётся научиться мирно сосуществовать под одной крышей.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.10.2013 19:19
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Газета «Наша версия на Неве» - региональное приложение основанной Артёмом Боровиком в 1998 году общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия». «Наша версия на Неве» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями, происходящими в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.
Наверх