// // Священник Николай Савченко: «Вся эта кровь на наших руках»

Священник Николай Савченко: «Вся эта кровь на наших руках»

1249
В разделе

Петербургский священник Николай Савченко, недавно отправленный на «исправление» в Троице-Сергиеву пустынь из-за своей примирительной позиции по «украинскому вопросу», рассказал «Нашей Версии на Неве» о подтексте трагических событий на

Петербургский священник Николай Савченко, недавно отправленный на «исправление» в Троице-Сергиеву пустынь из-за своей примирительной позиции по «украинскому вопросу», рассказал «Нашей Версии на Неве» о подтексте трагических событий на Украине и о том, легко ли сегодня быть миротворцем.

–Отец Николай, к вашему переводу на «исправление» как-то причастны радикальные носители православных идей в Петербурге?

– Знаете, я бы не хотел искать фамилий. И даже я скажу, что эти поиски были бы уходом от сути. Суть эта не в том, что кто-то оказал давление на Епархию.

А в том, что наше общество сейчас такое. Если кто-то и настаивал на лишении меня сана, то они явились проводниками общественного мнения. Когда я выступил со своей позиции призывая к миру, меня назвали «фашистом», «пособником бандеровцев» и прочими эпитетами, к которым я не имею никакого отношения. И эта ярость меня печалит более всего.

С другой стороны, и среди высокопоставленных иерархов Церкви, и среди рядовых служителей есть люди, которые понимают, что происходит что-то не то. Ведь не может правда быть снабжена столь нечеловеческой яростью. Но эти люди опасаются высказываться по этому вопросу. Ведь у них у всех есть дети, а в семьях священнослужителей их, как правило, много. Наверное, мне это было проще всего сделать, поскольку служба не является моей единственной занятостью.

– Противостояние между Россией и Украиной многие ваши коллеги видят как «войну против Православия, Третьего Рима и Русского мира». Кто, на ваш взгляд, «подогревает» эту войну?

– То, что сегодня происходит на Украине, это ни в коем случае не война против Православия и России. Это трагедия разногласий в украинском обществе. «Третий Рим» – это духовная концепция, а не территориальная. Трактовать её так, значит заниматься намеренной профанацией идеи. События на Майдане, по моему мнению, стали результатом непонимания и человеческих страстей. Это была ненависть, которая породила ещё большую ненависть – наш конфликт с украинским народом.

– Или нашу войну с западным миром?

– Я уверен, что Запад не является врагом России. Я неоднократно говорил об этом в своих выступлениях и заметках. Давайте вспомним, что ни один российский император не называл наших соседей врагами России. Да, несомненно, имели место кратковременные войны. Но антизападной риторики не было никогда, тем более у Церкви. Фактически она появилась с 1917 года.

Если говорить о предубеждениях, то я скорблю, что сегодня нам проповедуется столь яростная нетерпимость к Западу. Поводы для таких «проповедей» находят самые разнообразные. Например, что «заграница» «накликала» нам февральскую революцию 1917 года. То действительно был трагический переворот, но его сделали сотни тысяч людей, которые сами вышли на улицы. И как могли западные страны замышлять козни, когда они вложили грандиозные деньги в российскую экономику? В эквиваленте эти суммы составляли десять нынешних золотых запасов. И все эти средства пропали, поскольку Советская Россия отказалась от правопреемства.

По теме

Запад принял наших беженцев, дал им возможность построить свои церкви, школы. Вспомните, что вся индустриализация проводилась на западных станках, что мы получили от партнёров неоценимую помощь по Ленд-Лизу во время войны с фашистами. Нам следует сказать хотя бы скупое «спасибо» за то, что было сделано. Разумеется, я, как христианин, могу критиковать наших соседей за какие-то вещи. Но это не имеет ничего общего с пропагандой той ненависти, которую сегодня демонстрируют нам ведущие российские телеканалы.

– Возможно, что ненависть возникла не на пустом месте, а в результате вмешательства соседей во внутренние дела Украины?

– Сегодня действительно много говорят о том, что революция на Майдане была проплачена США и странами ЕС. Но я не понимаю, как можно оплатить стотысячные толпы людей? За какие деньги люди пойдут под пули, причём столь озлобленно? Мне не кажется эта позиция достоверной.

Я уверен, что мы должны попытаться понять наших братьев-украинцев. По крайней мере, попытаться отнестись к ним с пониманием и по-христиански их услышать. Наконец, помочь выйти им из тяжелой ситуации. Но что вместо этого? Россия идёт путём кары, железной руки. И здесь проявилось наше совсем не христианское поведение, которое цветёт в обществе. Мы проповедуем злобу войны, и это не скрыть посылом, якобы Россия любит отдельных украинцев. Украинцев любит, а государство ненавидит. И это меня очень сильно беспокоит. Я считаю, что в данной ситуации, в первую очередь духовенство должно поднять свой голос против такого поведения.

– Вы сказали, что с противоположной стороны было не меньше злобы, чем сегодня с нашей. Возможно, в россиянах взыграло чувство негодования, желание отстаивать свой путь развития?

– Разумеется, у нас свой путь. Но это не путь озлобленности – вот, что я хочу донести. Я не вижу никакой угрозы идентичности и безопасности, если вы имеете в виду «Правый сектор».

В этом секторе было не более ста пассионариев, из-за которых мы воюем со всем украинским народом. Это лично моё мнение, но я считаю, что присоединение Крыма было очень большой ошибкой. Даже если мы допустим, что в Крыму появились бы «правосекторовцы». Неужели наши морпехи и украинские вооружённые силы не смогли бы справиться с этой мифической «сотней»?

В этом вопросе мы поддались искушению и получили малое, посредством нарушения международного устроения мира. И тем самым оттолкнули наших братьев. Нам нужно было семь раз подумать, прежде чем идти на такой шаг, но наш Совет Федерации не подверг никакому осмыслению эту позицию, никто даже не задумался – стоит ли это делать. Понятно, что все трагические события на Украине нам преподносят как дело рук «Правого сектора». Иначе и быть не может, ведь никто не стал бы просто так стрелять в украинцев. А в «фашистов» вроде как можно. И мне прискорбно, что люди клюнули на эту пропаганду, даже не пытаясь хоть как-то самостоятельно оценить происходящее.

– Многих удивил тот факт, что Патриарх Кирилл не явился на послание Владимира Путина о присоединении Крыма. Церковь, судя по всему, занимает выжидательную позицию в конфликте?

– Здесь важно понимать различие между сутью отношения РПЦ и выражением этого отношения, которое не всегда находит отражение в газетах. Патриарх действительно говорил о том, что Церковь не может вставать ни на какую сторону. Ведь она должна быть над схваткой. Признаю, что в условиях, в которых Патриарх и Синод существуют сегодня, это весьма смелое заявление. Тогда же Патриарх сказал, нужно быть миротворцами даже тогда, когда никто не желает слушать слова о мире.

Меня поразило, что главу РПЦ никто не процитировал, даже не попытался прислушаться к его словам и как-то переосмыслить их. На днях Святейший обратился к новому президенту Украины Порошенко с благословлением на миротворчество. Это что-то новое в нашем общественном пространстве, до этого мы слышали только проклятия в отношении «хунты». Думаю, что главная наша задача сегодня – погасить жар ненависти в своём сердце. Если так сделают все, то поддержка и подпитка войны пройдёт. Разбираться в сути событий мы будем ещё годами.

По теме

– Можем ли мы говорить о том, что раскол между нашими странами приведёт к расколу наших церквей? Возможно, против этого и выступает Патриарх, не желая терять прихожан в соседней стране?

– Сегодня на Украине действительно усилились настроения антагонизма в адрес Москвы, России и, волей-неволей – русских. Потому что большинство из нас, увы, одобрили действия нашего руководства. Но я не думаю, что наша церковь поссорится с украинской. По крайней мере, пока признаков такой ссоры я не наблюдаю.

– Церковь намерена помогать служителям, которые подверглись притеснению в ходе конфликта?

– Случаи притеснения действительно есть, причём с обеих сторон. Несколько священников были вынуждены эмигрировать из Одессы, Киева и Восточной Украины. Секретарь Одесской Епархии Андрей Новиков был назначен настоятелем одного из храмов Москвы. Я считаю, это радушный приём. Получается, что Церковь показала себя действительно скрепляющей силой, которая пытается сблизить два народа. В то время, как многие силы пытаются их «растолкать».

– Новый виток спекуляций вызвало убийство священника, протоиерея Павла Жученко. Каждая сторона пытается перетянуть ситуацию на свою сторону, подавая информацию в выгодном для себя свете. Вам известны подробности этой трагедии?

– У меня есть информация, что священник был застрелен на блокпосту ДНР. Ни в коем случае нельзя говорить о преднамеренном убийстве, в первую очередь необходимо отсечь все спекуляции на эту тему. Много утверждалось, будто бы его застрелили чеченские солдаты.

Я считаю, что нужно не заниматься пропагандой, а смотреть в духовную суть явления – Павел Жученко стал ненамеренной жертвой в этом вооружённом конфликте, его убили случайно. И если мы плодим всю эту ненависть с обеих сторон, то получается, что вся эта кровь, в том числе на наших руках.

Мнение

Николай Митрохин, социолог (из интервью журналу Slon):

«У Патриарха Кирилла действительно немножко своя внешняя политика. Она проявлялась, например, в российско-грузинском конфликте 2008 года, когда РПЦ фактически отказалась поддержать действия властей России. Церковь, наоборот, старалась сохранять хорошие отношения если не с грузинским правительством, то с Грузинской православной церковью, которая по факту была сильно связана с правительством Грузии. Сейчас аналогичная ситуация.

У РПЦ есть понятные большие интересы на Украине. А Петр Порошенко является не просто украинским политиком, победившим на президентских выборах, но он, очевидно, и известный православный. Причём прихожанин именно Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП), очень активный в этом качестве. Поэтому Патриарх имеет все основания поздравлять его и надеяться на то, что это поздравление позволит улучшить политический климат вокруг УПЦ, предупредить какие-то возможные действия власти и общественности против неё. Другой вопрос – внутри самой УПЦ. Какое сейчас там отношение к Москве, к Московской патриархии. За время российско-украинского конфликта эта часть церкви существенно изменилась идеологически. Как мне кажется, она почувствовала внутренний отрыв от Москвы, который пока ещё не приобрёл организационных форм. Поэтому это не просто Кирилл защищает интересы своей паствы на территории Украины. Это ещё и жест в сторону украинской части церкви. Кириллу важно действовать в отношении не только президента, но и в отношении своих верующих на основной части территории Украины».

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 05.06.2014 16:12
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия на Неве - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Газета «Наша версия на Неве» - региональное приложение основанной Артёмом Боровиком в 1998 году общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия». «Наша версия на Неве» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями, происходящими в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.
Наверх