// // Битые дома два века не живут

Битые дома два века не живут

511
В разделе

Фасад исторического здания на Невском,68 будет воссоздан

Город сотрясает очередной скандал, связанный с историческим наследием. На Невском проспекте приговорено в разборке здание, прозванное в народе «Литературным домом». Здесь жили и работали Белинский, Тютчев, Гончаров и Тургенев, а теперь будет очередная гостиница. Что, впрочем, ближе к исторической правде, чем налоговая инспекция Центрального района: изначально это был доходный дом купца Лопатина.

Собственно говоря, этого следовало ожидать уже давно. Ещё в блокаду в здание на Невском, 68 попала бомба. После войны его, как могли, собрали на прежних конструкциях – Невский же, здесь бьются за каждый подлинный камень! И хотя, согласно народной мудрости, битая посуда два века живёт, к «битым» домам это правило не относится. За полвека спасенные конструкции пришли в негодность, экспертиза признала здание аварийным и, поскольку оно не является памятником, его надлежит не реставрировать, а сносить…

Но разве дом с такой историей может не быть памятником? И тут нас ждет первый сюрприз: оказывается, это не то здание! И Белинский, и Тургенев действительно жили в доме купца Лопатина – но означенному купцу принадлежало два дома: один выходил фасадом на Невский, другой – на Фонтанку. Тот, который «литературный» - по Фонтанке, 40 литер А - не аварийный и памятник, на него никто не покушается. Тот, который разбирают – по Невскому, и вот он-то памятником не является. Эта формальность обезоруживает Комитет по охране памятников, который в данном случае по закону не имеет права приказывать и запрещать, а может только просить.

КГИОП считает, что можно и нужно не сносить, а реставрировать лицевую стену здания по Невскому проспекту, о чем неоднократно заявлял в письмах в службу Госстройнадзора и экспертизы. Несмотря на рождественские каникулы, председатель комитета Вера Дементьева 9 января побывала на объекте, где проходил пикет градозащитников, и подтвердила свою позицию. Но решение зависит не от КГИОП, и каким оно будет, неизвестно до сих пор.

С другой стороны, можно понять и застройщика. Первоначально разработанный им проект предполагал сохранение фасада. Но после того как летом обрушился реконструируемый дом на Лиговском, 145, проект изменили - пожалуй, скорее из обычного человеческого страха, чем ради экономии средств. Фасад, как и весь дом, аварийный – а вдруг рухнет? На Лиговском тоже был проект, просчитанный и согласованный – а чем дело кончилось? Только по чистой случайности обошлось без жертв…

Несовершенство федерального законодательства породило столь широко распространившееся в Петербурге недоверие к экспертизе. Пробелы в нём до сих пор позволяют застройщикам заказывать выгодные им экспертные заключения, из-за чего общественность теперь экспертизе не верит принципиально. Причем повод для такого подхода, повторимся, действительно имеется. Так что любое заключение, не согласующееся с мнением градозащитников, априори объявляется купленным, даже если случай абсолютно ясный и здание разваливается само по себе, как происходит, например, с домом Рогова. Начинается борьба… которая вполне может привести к очередному обрушению, и хорошо, если обломками никого не задавит.

По теме

Чтобы спасти историческую застройку, правительство Санкт-Петербурга с опорой на собственные силы вынуждено вводить дополнительную страховку. При Жилищном комитете создан центр мониторинга, куда поступает информация обо всех аварийных объектах. Теперь, если заключение экспертов не будет согласовываться с данными мониторинга, значит, есть основания присмотреться к такой экспертизе повнимательнее.

Ну а в случае с Невским, чем бы дело ни кончилось, городской закон о режимах зон охраны всё равно предписывает воссоздание фасадов здания. Но вне зависимости от того, будет ли сохранен фасад, один элемент уже находится в мастерской реставраторов. Это статуя «Рабочий и колхозница» - вот ее подлинность по-настоящему принципиальна. Дело даже не в самой статуе, а в городской легенде, которая с ней связана. Архитектор послевоенной реконструкции здания Борис Журавлёв был тяжело ранен на фронте. Его вынесла с поля боя фронтовая санитарка, студентка театрального института Нина Браташина. Выздоровев, Журавлёв женился на своей спасительнице, а, разрабатывая элементы декора фасада здания, увековечил её в образе колхозницы, а себя – в образе рабочего. Такие архитектурные элементы должны быть только настоящими.

Октябрина Невская

Полный вариант текста напечатан в газете "Наша Версия на Неве" № 160, 17 - 23 января 2011

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2013 19:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх