// // Фитиль кривой Акульки

Фитиль кривой Акульки

626
В разделе

Заимев проблемы на Западе, эмигрант Гликин усиленно пиарится на исторической Родине

Кого только не заносило из Европы на русскую службу! Наряду с блестящими учёными, инженерами и архитекторами там сплошь и рядом оказывались невежды и мошенники, которые, не сумев добиться успеха дома, пытались выудить деньги у наивных россиян. Александр Сергеевич Пушкин в «Капитанской дочке» с издёвкой описывал французского парикмахера месье Бопре, нанятого помещиком Гринёвым для своего сына. Вместо того чтобы учить Петрушу «по-французски, по-немецки и всем наукам», месье пристрастился к водке и совратил кривую коровницу Акульку.

С наступлением демократии история повторилась, только теперь за лёгкими деньгами стали приезжать американские специалисты по экономическим реформам. Предполагалось, что их мудрые советы, а особенно рекомендации потомков бежавших от большевиков русских эмигрантов, помогут стране достичь сказочного благосостояния. В проекте имелось ударное возрождение «России, которую мы потеряли», где на деревьях росли французские булки, а коровы доились вологодским маслом. Прошло почти 20 лет, булки так и не выросли, но разве может российская интеллигенция обойтись без хотя бы маленького заокеанского кумирчика? Конечно, нет – и таковой не замедлил появиться в лице американского архитектора с типично англосаксонским именем Антон Гликин.

В чём причина неожиданной популярности мистера Гликина, родившегося 26 марта 1971 года в Ленинграде? Его нельзя назвать ни потомком беглых русских аристократов, ни отпрыском американских отцов-колонистов с «Мэйфлауэра». Перед нами всего лишь скромный представитель колбасной эмиграции, уехавший за океан в поисках длинного рубля. Правда, по информации поклонников, Гликин является одновременно «архитектором, историком и философом», но после знакомства с его публикациями возникают серьёзные сомнения в первом, втором, третьем, а так же в здравости рассудка их автора.

Если верить бывшему питерцу, в архитектуре «понятия «современный» и «глобальный» практически тождественны». («Деловой Петербург», 22.10.2010). Как это понимать? Современных локальных проектов вообще не существует? И если я построю себе маленькую виллу в современном стиле по индивидуальному проекту – это будет такой же глобальный архитектурный проект, как застройка нескольких разбросанных по всему миру мегаполисов стандартными небоскрёбами?!

Чуть раньше в ходе дискуссии на страницах архитектурного журнала «Капитель» Гликин порадовал собеседников понятием «неполноценной красоты», пояснив, что «в мире достаточно монстроидальных железобетонных сооружений, с формальной точки зрения отвечающих принципам золотого сечения», которые не могут считаться подлинно красивыми. Потому что там отсутствуют «знакомые слова», а орнаменты «заменены в лучшем случае интонациями».

Интонации, заменяющие орнаменты, и отсутствие знакомых слов в архитектуре – это сильно! Ожидалось, что после таких откровений заокеанский гость «Капители» раскритикует, например, «Охта-центр» за отсутствие в проекте должной мелодии или недостаточно проработанную саксофонную партию. Но тонкий ценитель прекрасного Гликин ограничился тем, что сравнил здание с «газовым фитилём».

По теме

Похоже, странствуя по прериям, маэстро изрядно подзабыл русский язык. Если верить словарю Ожегова, фитиль – это «лента, жгут или шнурок, служащие для горения в некоторых осветительных и нагревательных приборах (лампах, свечах, керосинках) или для передачи огня на расстояние при производстве взрывов». Как нечто подобное можно сотворить из газа, науке неизвестно, но прогрессивная общественность пришла в восторг и радостно вставляет себе этот фитиль во все возможные отверстия. При этом никто так и не поинтересовался достижениями историко-философствующего зодчего по части собственно архитектуры. А они оказались весьма скромными: после долгих поисков удалось обнаружить лишь околоспортивный монумент, воздвигнутый в Атланте, где проходила Олимпиада-96, да «Арку тысячелетия» (на фото), сооружённую там же в 2008-м.

Самое забавное в этих сооружениях – не их скромные достоинства, а расположение. Часто ретивые застройщики пытаются впихнуть среди старых зданий стеклянную коробку, отчего пейзаж непоправимо уродуется. Гликин поступил наоборот, но с тем же результатом. На фоне стекла и бетона его подражания классике выглядят нелепо и чужеродно. У наших уличных фотомоделей, изображающих Петра Великого с супругой, и то больше вкуса. Они позируют в «старинных» костюмах исключительно перед зданиями соответствующей эпохи, а не на фоне торгово-развлекательного центра «Пик».

Неудивительно, что в интернете появилась информация о том, что после продажи участка с монументом в Атланте его могут запросто снести. Не везёт Гликину и в Лондоне. На недавней лекции в Доме архитекторов он горько жаловался на клятых лейбористов. Грубые политиканы закрыли привечавшую американо-питерского гения магистратуру при Институте архитектуры неверного мужа принцессы Дианы – принца Чарльза.

Ну и куда после таких ударов судьбы податься потухающему газовому фитилю? Правильно, на историческую родину! Где, как не тут, найдутся щедрые помещики Гринёвы, готовые оплатить причуды непонятого гиганта мысли, и добрые коровницы Акульки, которые всегда рады утешить его на своей необъятной груди! Но поскольку сейчас всё же не пушкинские времена, без предварительного пиара не обойтись, и потому в ближайшее время мистер Гликин обязательно порадует нас новыми откровениями.

Андрей Пекарев

Полный вариант текста напечатан в газете "Наша Версия на Неве" № 150, 01 - 07 ноября 2010 г.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2013 19:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх